Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих



Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании


Сборник материалов «Афганистан и безопасность Центральной Азии»

Общественный фонд Александра Князева

Центр конфликтологии и региональных исследований

Афганистан и безопасность Центральной Азии

 Выпуск 3

Бишкек, Душанбе — 2006

УДК 327

А-94

Афганистан и безопасность Центральной Азии. Вып. 3/ Под ред. А.А. Князева. — Бишкек, Душанбе, 2006. —  330 с.

ISBN  

В третьем выпуске сборника, как и в предыдущих, помещены статьи профессиональных востоковедов, в первую очередь — историков-афганистов, а также экспертов-международников, специализирующихся на исследовании проблем безопасности центральноазиатского региона.

Бóльшую часть третьего выпуска занимают материалы международной конференции «Афганистан и региональная безопасность: пять лет после «Талибана», прошедшей 11-12 декабря2006 г. в Душанбе.

Тематика сборника также включает в себя статьи по истории становления российской пограничной охраны на афганском участке границ Русского Туркестана, по этнополитической ситуации в Афганистане в ее исторической динамике и некоторым эпизодам новой и новейшей афганской политической истории. Сборник включает в себя также публикации архивных документов, рецензий.

Издание предназначено для историков, политологов и всех интересующихся проблемами современной истории стран Центральной и Южной Азии и проблемами региональной безопасности.

Редакционная коллегия: В.Г. Коргун, докт. ист. наук
А.А. Колесников, докт. ист. наук
К. Искандаров, докт. ист. наук
А.А. Князев, докт. ист. наук (ответственный редактор)

На обложке: Таджикско-афганская граница в районе Нижнего Пянджа,2005 г. Фото А.А. Князева.

 

ISBN © Общественный фондАлександра Князева,2006 г.

Pro memoria

 

Жизнь, отданная науке

12 февраля2006 г. ушел из жизни крупнейший востоковед-афганист, член-корреспондент АН Республики Таджикистан, доктор исторических наук, профессор Хакназар Назарович Назаров.

Х.Н. Назаров родился 20 апреля1931 г. в селе Сангвор Тавильдаринского района Таджикской ССР. После окончания начальной школы его семья в числе других горцев была переселена в Вахшскую долину, но вскоре он лишился родителей и был вынужден вернуться в Тавильдару. После кратковременного проживания у родственников он попал в Шульмакский детский дом, а затем продолжил учебу в Гармском педучилище. В1948 г. Назаров поступает на историко-филологический факультет Таджикского госуниверситета имени В.И. Ленина, который заканчивает в1953 г.

Научно-педагогическую деятельность Х.Н. Назаров начал в Кулябском государственном пединституте, куда был направлен сразу после окончания университета. В1955 г. он поступает в аспирантуру. Его диссертационная работа — «Очерк по истории Кухистана (верховье Зерафшана) во второй половине XIX — начале XX века» была посвящена одной из малоизученных тем в истории Таджикистана. Путем тщательного отбора огромного числа архивных материалов и литературы, сведений, собранных у стариков в ходе полевых исследований, Назаров создал подлинную историю горного края.

После защиты кандидатской диссертации, в1958 г. его приглашают на работу в Отдел востоковедения и письменного наследия АН, с этого времени его судьба оказалась тесно связана с исследованием истории Афганистана. В1963 г. была издана его первая монография «Взаимоотношения Бухары и Афганистана от образования Дурранийского государства до падения Бухарского эмирата». В 1960-1980-х гг. одним из главных направлений его научных поисков стала история народных и антифеодальных движений в Афганистане. В1968 г. вышла работа «К характеристике народных движений конца XIX века в Афганистане», год спустя — «Из истории движений народных масс Афганистана в начале XX века», в1976 г. — «Народные и просветительско-антифеодальные движения в Афганистане (конец XIX — начало XX веков)». Последняя монография стала основой его докторской диссертации, которая была защищена в ИСАА при МГУ имени М.В. Ломоносова. Последней книгой из серии его трудов, посвященных социальным выступлениям в  Афганистане, является работа «Социальные движения 20-х годов в Афганистане», изданная в1989 г. Ранее в историографии восстание1929 г. во главе с Хабибулло Калакани рассматривалось как результат происков внутренней и внешней реакции, подчеркивалась его антиреформаторская направленность. Назаров в результате изучения большого числа источников выдвигает новую концепцию этого движения. В отличие от исследователей, которые основную причину движения видели в подрывной деятельности английских шпионов и внутренней реакции, а также в протесте против культурно-бытовых реформ Аманулла-хана, Х. Назаров рассматривает вооруженное выступление1929 г. как естественную реакцию на усиление гнета афганских правителей.

Другим направлением исследований Х. Назарова являлась общественно-политическая мысль в Афганистане, которую он рассматривает как неотъемлемую часть антифеодального и национально-освободительного движения. Особое внимание он уделяет изучению деятельности и творчества Сайида Джамалуддина Афгани, оказавшего огромное воздействие на развитие общественно-политической мысли и народных движений во многих странах мусульманского Востока. Назаров издает на таджикском языке книгу «Омолу афкори Сайид Джамалуддин Афгани» («Общественно-политические взгляды Сайида Джамалуддина Афгани»), в1993 г. — большую монографию «Сайид Джамалуддин Афгани и его общественно-политическая школа». В Европе Афгани провозглашался основателем панисламистского движения, вся его общественно-политическая деятельность рассматривалась с позиций противопоставления мусульманского мира европейскому. Такое же отрицательное отношение к Афгани складывалось и в Советском Союзе. Х.Н. Назаров же доказывал, что «Исламский союз», за создание которого Афгани усердно ратовал, должен был иметь не только антиколониальный, но и антифеодальный характер. Афгани последовательно призывал к изменению общественно-политического строя, преодолению социально-экономической и культурной отсталости в странах мусульманского Востока и утверждению принципов свободы, равенства, братства и справедливости.

Диапазон научных изысканий Х.Н. Назарова был весьма широк. Его интересовала не только история, но и политика и экономика, общественная мысль и культура,  проблема межнациональных отношений, роль и место таджиков в истории Афганистана. Таджиковедением Х.Н. Назаров настойчиво занялся после приобретения Таджикистаном независимости. В1993 г. был ликвидирован Институт востоковедения АН Республики Таджикистан, которым он тогда руководил, но это не остановило работы ученого. В1998 г. Х.Н. Назаров издает книгу «Макаме таджикан дар тарихе Афганистан» («Место таджиков в истории Афганистана»). Х.Н. Назаров доказывает, что таджики являются коренными жителями этой территории, которая до начала XIX в., даже после образования государства Дуррани в1747 г., называлась Хорасаном. Название «Афганистан» было искусственно закреплено за страной иностранцами. Несмотря на дискриминационную политику пуштунских правящих кругов по отношению к непуштунским народам, таджики всегда вносили огромный вклад в защиту независимости и территориальной целостности, в создание материальных и духовных ценностей Афганистана. Таджики никогда не были сепаратистской силой и никогда не стремились расколоть Афганистан. Х.Н. Назаров никогда не допускал каких-либо неуважительных выпадов в адрес представителей других этнических групп Афганистана, он был уверен, что только национальное единство может служить гарантией стабильности и процветания Афганистана.

В1999 г. Х.Н. Назаров издает книгу «Причины возвышения и падения Саманидов», приуроченную к 1100-летию государства Саманидов. В2004 г. вышла новая книга «К истории происхождения и расселения  племен и народов Центральной Азии» и, наконец, в2006 г. — «Роль таджиков-иранцев в мировой истории и культуре», которая оказалась последней. Изданной эту книгу он так и не увидел. Она вышла в свет уже после его кончины и была презентована 21 апреля2001 г. на научной конференции, посвященной 75-летию Х.Н. Назарова.

Х.Н. Назаров успешно занимался педагогической деятельностью, возглавлял кафедру новой и новейшей истории и методики преподавания в Таджикском государственном университете. Он был чутким учителем и внимательным научным руководителем, воспитал много учеников, которые, получив от него глубокие знания, сами внесли весомый вклад в востоковедение. Х.Н. Назаров являлся своего рода центром притяжения для людей, связанных с Афганистаном и с афганской тематикой.

Неожиданно уйдя из жизни, Хакназар Назарович Назаров не смог довести до конца многие свои планы, которыми он щедро делился с товарищами и учениками. Едва успев сдать последнюю монографию в печать, он начал работу над новой книгой, посвященной национальному герою Афганистана Ахмад Шаху Масуду, материалы для которой собирал в течение долгих лет. К сожалению, эта работа осталась незавершенной, но даже и того, что он успел сделать за свою жизнь, достаточно, чтобы он остался в памяти всех знавших его, как крупный ученый — «классик среднеазиатской ветви мировой афганистики»,[1] посвятивший всю свою жизнь и силы изучению близкого его сердцу Афганистана.

К. Искандаров


 

 

КОНФЕРЕНЦИЯ 

«Афганистан и региональная безопасность: пять лет после «Талибана»

 

11-12 декабря 2006 г. в г. Душанбе (Таджикистан) состоялась международная конференция «Афганистан и региональная безопасность: пять лет после «Талибана»«. Ее организаторами выступили Институт востоковедения и письменного наследия Академии наук Республики Таджикистан, Общественный фонд Александра Князева и Центр конфликтологии и региональных исследований. В конференции приняли участие ведущие специалисты по Афганистану и проблемам центральноазиатской безопасности, по отдельным аспектам взаимосвязанным с «афганской проблематикой», а также дипломатические представители из Таджикистана, Афганистана, Ирана, Казахстана, Узбекистана, России, Великобритании, США, Канады, Италии, Индии, Киргизии, представители ряда государственных ведомств Таджикистана. Информационными партнерами конференции являлись Интернет-ресурс «Фергана.Ру» и Институт Центральной Азии и Кавказа (г. Москва).

Резолюция, принятая участниками международной конференции «Афганистан и региональная безопасность: пять лет после «Талибана»

Участники конференции отмечают, что ситуация в Афганистане, несмотря на усилия международного сообщества, остается напряженной. Политика стран Запада во главе с США, нацеленная на переустройство Афганистана на основе либеральных ценностей, не встречает поддержки в стране, в ряде провинций страны продолжаются активные военные действия, массовым явлением социально-экономической и политической жизни остаются коррупция, наркопроизводство, вооруженное насилие. Участники конференции пришли к выводу о том, что сегодня политика международной коалиции, возглавляемой США, находится в тупиковом состоянии. Военное присутствие в Афганистане США, НАТО и международных сил ISAF, с учетом невысокой дееспособности правительства Хамида Карзая в решении социально-экономических проблем населения страны, в обеспечении стабильности, само по себе становится фактором, обуславливающим рост поддержки со стороны населения антиправительственным силам, наращивающим вооруженное сопротивление.

Продолжающийся военно-политический кризис и слабость созданных после свержения режима движения «Талибан» государственных структур в Афганистане угрожает безопасности соседних, и, прежде всего центральноазиатских государств. Именно поэтому активное участие этих государств, объективно заинтересованных в достижении стабильности в Афганистане, может и должно стать важным фактором стабилизации ситуации в стране.  Путь к афганскому урегулированию лежит через объединенные усилия не геополитических игроков, географически расположенных в других частях света, а именно стран региона — соседей Афганистана, в том числе в рамках региональных организаций, в первую очередь — ОДКБ и ШОС. Особую роль в этом процессе может и должен сыграть Таджикистан, обладающий богатым историческим опытом связей с Афганистаном и опытом урегулирования собственного внутреннего военно-политического  конфликта. При этом «афганская проблема» не имеет военного решения, ее решение находится в плоскости социально-экономического возрождения и налаживания внутриафганского диалога, участниками которого должны стать все без исключения политические силы страны.

В ходе конференции было заслушано и обсуждено более 50 докладов и выступлений, касающихся военно-политической ситуации в Афганистане накануне и после 11 сентября2001 г., различных аспектов формирования и деятельности международной антитеррористической коалиции, сегодняшних реалий жизни афганского общества. Особое внимание уделялось роли Северного альянса в свержении режима движения «Талибан», политике России и других стран на афганском направлении, геополитическим аспектам американского и евроатлантического присутствия в Афганистане и центральноазиатском регионе, подчеркивался особый вклад Таджикистана в борьбу против терроризма и восстановление Афганистана. Была дана оценка итогам пятилетнего развития Афганистана после свержения режима движения «Талибан», американским инициативам в сфере экономики, культуры, безопасности в Афганистане. На заседаниях конференции и в ходе дискуссий  были проанализированы наиболее актуальные проблемы и трудности восстановительного процесса, и, в том числе, проблема растущего производства и распространения наркотиков, ярко подтверждающая неспособность присутствующих в Афганистане международных сил нейтрализовать главные реальные угрозы региональной безопасности.

Несмотря на разность многих оценок ситуации, имевшую место в выступлениях участников конференции, проделанная работа позволяет высказать некоторые предложения, составляющие основу резолюции конференции. Большинство участников форума в Душанбе сходятся в том, что сегодня для решения проблемы, обобщенно именуемой «афганской проблемой», необходимо:

увеличить гуманитарную и иную помощь Афганистану, совершенствуя международные и внутренние механизмы ее предоставления и распределения в рамках плана «Афганский пакет» («Afghanistan Compact»), других продекларированных и новых международных программ;

активизировать взаимодействие стран Центральной Азии в формате ШОС-Афганистан;

учитывая историческое единство народов трех стран, а также объективную заинтересованность их в решении «афганской проблемы», предложить заинтересованным организациям поддержать создание международного центра афганских исследований на основе профильных учреждений Афганистана, Ирана и Таджикистана с участием заинтересованных специалистов других стран;

в рамках названного центра создать международную проблемную группу «Мир в Афганистане» для выполнения специальных научных проектов и выработки практических рекомендаций, которые будут предложены правительствам стран региона и международным организациям к реализации.

Душанбе, 12 декабря 2006 г.


ДОКЛАДЫ НА КОНФЕРЕНЦИИ

«АФГАНИСТАН И РЕГИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ:

ПЯТЬ ЛЕТ ПОСЛЕ «ТАЛИБАНА»

Ситуация в Афганистане: перспективы развития

 

В.Г. Коргун

По прошествии пяти лет с момента ликвидации режима талибов ситуация в Афганистане далека от того, чтобы вызывать малейший оптимизм. На сегодняшний день администрация Х. Карзая, ориентирующаяся на учреждение демократии в стране, не может похвастаться заметными успехами ни в одной из сфер общественно-политической и социально-экономической жизни.

При известной поддержке мирового сообщества Афганистану удалось лишь заложить политическую основу нового государственного строительства. За этот период в стране созданы новые, демократические институты власти и элементы гражданского общества. В частности, в январе2004 г. при непосредственном участии американских экспертов была принята новая конституция, самая либеральная в регионе. Страна получила новое название — Исламская Республика Афганистан. Конституция юридически закрепила основные гражданские права и свободы — личную свободу, неприкосновенность личности, частной собственности, равенство всех граждан перед законом, свободу слова, равенство мужчин и женщин, право на создание и деятельность политических партий и т.д. При этом утверждена светская форма власти при сохранении значительной роли ислама как регулятора общественной морали и семейных устоев. В стране введена президентская форма правления и унитарная форма государственного устройства. Разделены и формально независимы друг от друга три ветви власти — законодательная, исполнительная и судебная.

При всем либерализме и относительной демократичности конституции, в основу которой, кстати, положена королевская конституция1964 г., она, однако, пока слабо поддерживается новым законодательством, т.е. новыми конкретными законами и положениями. Более того, существующие законы, как и сама конституция, пока зачастую остаются пустыми декларациями. При практическом отсутствии в стране современной системы судопроизводства и надежных правоохранительных органов в политической и общественной жизни превалирует право сильного. Пока в стране действует сила оружия, а не сила закона. Особенно это характерно для провинции, где суд вершит не судебный орган, а наиболее влиятельные лица —  чаще всего бывшие полевые командиры, они же в основном крупные наркодельцы, они же местные администраторы.

В рамках демократического каркаса формирующегося нового общества в октябре2004 г. были проведены всеобщие, прямые, тайные выборы президента страны. Им в первом же туре был избран Хамид Карзай, получивший 55% голосов. Президент является главой законодательной и исполнительной власти, избирается сроком на пять лет.

В сентябре2005 г. в стране были проведены тайные, прямые выборы в парламент — Шура-йе Мелли (Национальный Совет), состоящий из двух палат — Народного совета и Совета старейшин (Сената). Выборы прошли на демократической основе под эгидой и при содействии ООН. Однако в парламент вошли не только известные политические и общественные деятели, но и просто влиятельные лица — те же бывшие полевые командиры моджахедов, которые составили большинство депутатов нижней палаты. На сегодняшний день в парламенте созданы три неформальные фракции, которые пока еще четко не определили свои идейно-политические позиции. В целом политико-идеологический спектр депутатов довольно широк — от бывших талибов и нынешних исламистов до бывших коммунистов и других левых, но при этом консервативно-клерикальная оппозиция составляет в парламенте большинство. Выборы прошли на беспартийной основе. 25% депутатских мест в парламенте занимают женщины. Пока деятельность высшего законодательного органа Афганистана ограничена рассмотрением незначительных вопросов, мало связанных с его прямыми функциями — разработкой новых законов. Одновременно с парламентскими были проведены и выборы в провинциальные законодательные советы.

Некоторые демократические элементы были внесены и в общественно-политическую жизнь страны. В частности, в Афганистане в соответствии с Законом о политических партиях и общественных организациях, принятом в ноябре2003 г., действуют политические партии — на сегодняшний день зарегистрированы 87 такого рода организаций, которые существуют в виде партий, движений, союзов, федераций, фронтов, ассоциаций, обществ. Наряду со старыми партиями, которые, по сути, были военно-политическими группировками моджахедов, после2001 г. возникли и функционируют новые партии. Большинство из них — религиозно-патриотического толка. Крупнейшей и наиболее влиятельной партией остается Исламское общество Афганистана во главе с бывшим президентом страны Бурханутдином Раббани. Однако на сегодняшний день партии не играют заметной роли в политической жизни, ключевыми игроками в которой по-прежнему остаются традиционная элита и новые технократы, вчерашние эмигранты.

Широкое развитие в новых условиях получили СМИ. В стране издается более 300 независимых газет и журналов. Часть из них служат печатными органами политических и общественных организаций. Цензура в стране отменена. Действует несколько каналов телевидения, один из них — государственный. В последние годы появились и региональные частные телецентры. Однако СМИ  в последнее время все чаще подвергаются давлению — как со стороны правительственных органов, так и со стороны различных консервативных деятелей и кругов.

Впрочем, проталкиваемая в Афганистане американцами и их западными партнерами демократия пока остается лишь внешним фасадом медленно и мучительно трансформирующейся страны, которая в целом продолжает жить по старым традиционным законам, особенно в провинции.

На сегодняшний день новая система государственного управления, получившая юридическое оформление в конституции, оказывается неэффективна. В самом начале своего правления администрация Х. Карзая была вынуждена считаться со сложившейся расстановкой политических сил в стране, где ведущая роль принадлежала крупнейшим полевым командирам моджахедов, в первую очередь — лидерам Северного альянса, они доминировали не только в правительстве, но и в местных органах власти.

В условиях отсутствия сильной, профессиональной армии и полиции эти региональные лидеры де-факто сохранили власть на местах, став губернаторами, начальниками округов, уездов, местной полиции и органов госбезопасности. Х. Карзай был вынужден назначить многих из них на важнейшие административные посты в провинциях. Они долгое время пользовались поддержкой военного командования США, которое делало на них ставку в борьбе против талибов. Мощная американская финансовая подпитка этих «варлордов» («warlords») дала им возможность сохранить свои мини-армии, которые и обеспечивают их абсолютную власть на местах. В их руках остаются и управление, и вопросы безопасности, и сбор налогов, и правосудие, и контроль над общественными настроениями и даже моралью. Их лояльность центральному правительству весьма номинальна, особенно это касается финансовых поступлений, львиная доля которых в провинциях оседает в карманах местных «сильных людей». Большинство коррумпированы, связаны с криминальным бизнесом, в первую очередь — с наркотрафиком.

Безграничная власть и произвол, чинимый варлордами, их спорадические вооруженные столкновения друг с другом явились серьезным вызовом не только центральной власти во главе с Х. Карзаем. но и всему процессу демократизации страны. Их действия вели к стихийному созданию полуавтономных, не контролируемых Кабулом региональных центров власти. Некоторые из них, такие как лидер этнических узбеков, генерал А.Р. Дустом, возглавлявший партию Национальное исламское движение Афганистана, открыто скатывались к сепаратизму, ставя под угрозу целостность страны. В2004 г. Х. Карзай объявил варлордов главной угрозой безопасности страны. Используя политику кнута и пряника, ему удалось до некоторой степени ограничить всевластие полевых командиров и усилить власть центрального правительства на местах. После того, как в мае2003 г. президент подписал соглашение с губернаторами 12 пограничных провинций, формально ограничивающее их властные полномочия, он убедился, что документ не действует, нужны иные меры воздействия. И он начал работать с наиболее крупными и одиозными из них индивидуально.

В2003 г. президент снял с поста губернатора Кандагара бывшего полевого командира Гуль Ага Шерзоя, назначив его министром гражданского строительства, в апреле2004 г. освободил от должности министра планирования также бывшего полевого командира, лидера одной из фракций шиитской партии «Исламское единство» хазарейца Мохаммада Мохаккека. Однако гораздо более трудную цель представляли три самых влиятельных полевых командира — всесильный правитель четырех северных провинций узбекский генерал Абдуррашид Дустом, «эмир» западного Афганистана, губернатор провинции Герат Исмаил-хан, и министр обороны маршал Мохаммад Касем Фахим.

Исмаил-хан пользуется популярностью среди местного населения в провинции Герат. Получая громадные средства за счет таможенных пошлин (с учетом того, что Герат расположен на перекрестке крупнейших международных и региональных коммуникаций) и других финансовых поступлений, губернатор отказывался делиться ими с государственной казной, вкладывая значительную часть из них не только в содержание собственной армии, но и в развитие Гератского региона. В последние годы Герат его усилиями стал самым благоустроенным городом в Афганистане. Х. Карзай неоднократно пытался оторвать Исмаил-хана от «родного гнезда», предлагая ему посты министра внутренних дел и даже вице-президента. Но губернатор не соблазнился «пряником». И тогда не без участия администрации президента в марте2004 г. были спровоцированы вооруженные столкновения между Исмаил-ханом и его давним соперником в регионе полевым командиром Аманулла-ханом. Исмаил-хан, поставив под угрозу безопасность Герата (в этих столкновениях он, кстати, потерял своего сына, министра гражданской авиации Мирвайса), продемонстрировал свою слабость, чем и воспользовался Х. Карзай, сняв его с поста губернатора и назначив министром энергетики. Так он оторвал его от родной базы поддержки и поставил под контроль центральной власти.

Вскоре Х. Карзаю удалось укротить еще одного, самого одиозного из варлордов —генерала Дустома, который вместе с Карзаем баллотировался в президенты и получил полную поддержку узбекского электората, заняв четвертое место среди претендентов. Весной 2005 г. президент создал специально для Дустома вполне виртуальную синекуру, не дающую ее обладателю никаких властных полномочий, а лишь громкий титул: Карзай назначил его начальником Главного штаба при Верховном Главнокомандующем.[2] Одновременно его главному сопернику на севере, генералу Атта Мухаммаду, с которым А.Дустом враждовал в течение нескольких лет, Карзай предоставил должность губернатора провинции Балх, полновластным хозяином которой до этого был узбекский лидер. Теперь А.Дустом находится под непосредственным контролем верховного главнокомандующего, как член правительства лишается возможности вести политическую деятельность, в том числе, что очень существенно, оппозиционную, наконец, лишается номинальной власти на севере, хотя по-прежнему популярен среди узбеков. Летом 2004 г. была решена и судьба самого могущественного из полевых командиров, столпа антиталибского Северного альянса, занимавшего посты министра обороны и вице-президента страны маршала М.К. Фахима, чья группировка, называемая «панджшерцами», открыто противостояла пуштунам и, соответственно, самому Карзаю. Правда, сам Фахим формально никогда не выступал против Х. Карзая и даже публично поддерживал его, рассчитывая на президентских выборах сохранить за собой пост первого вице-президента. Однако при этом он никак не вписывался в новую конструкцию власти, которую, поощряемый американцами, разрабатывал Х. Карзай: Фахим честолюбив не менее других полевых командиров, он упорно отказывался разоружать и выводить из столицы дислоцированные там части своей армии, пытался сделать свои вооруженные формирования основой для создания Национальной армии Афганистана и таким образом получить полный контроль над ней. Не сложились у него отношения и с американцами, тем более что он был явно ориентирован преимущественно на Россию. Впрочем, с течением времени позиции далеко не сплоченного Северного альянса слабели: во главе реформируемого и демократизируемого Афганистана уже не могли быть люди, которые все еще жили войной и явно не являлись сторонниками реформ. В этих условиях Х. Карзай устраняет с политической арены их неформального лидера — маршала Фахима. В самый разгар предвыборной кампании, в июле 2004 г. он отказывается взять его в напарники в качестве кандидата на пост вице-президента, отдав предпочтение малоизвестному политику, одному из братьев покойного А.Ш. Масуда — Ахмаду Зия Масуду, бывшему послу в Москве. Так он расколол Северный альянс, и к тому же привлек на свою сторону бывшего президента страны, главу самой сильной политической партии — Исламского общества Афганистана, Б. Раббани, тестя А.З. Масуда. С уходом из большой политики маршала Фахима закончилось доминирование Северного альянса на афганской политической арене. На этом завершилась и политическая карьера самого маршала, который ничего не смог противопоставить бесспорному фавориту на пост президента Х. Карзаю. Впрочем, отставка Фахима была оформлена достаточно почетно: ему сохранили звание маршала, большую пенсию и охрану, а после парламентских выборов президент назначил Фахима сенатором.