Публикации

19.06.2017

Афганские риски для Центральной Азии

http://kz.expert А. Медведев Несмотря на то, что главными источниками угроз безопасности стран Центральной Азии являются их сугубо внутренние проблемы, а также противоборство крупных акторов за сферу влияния в этом регионе, Афганистан по своему влиянию можно смело назвать третьим по значимости


Актуально

20.06.2017

Катарская приманка для саудовского хищника

https://regnum.ru Юрий Баранчик Трамп развел короля Салмана Аль Сауда круче, чем Буш-старший развёл Хусейна Новая карта Большого Ближнего Востока ДОХА, 17 июня 2017, 07:07 — REGNUM Конфликт с Катаром еще раз поставил вопрос о Ближнем Востоке как регионе, чреватом неожиданно

Восточное партнерство ЕС: геополитика побеждает прагматику?

19.06.2017

Страницы: 1 2 3 4

http://eurasia.expert
Андрей Девятков

Восточное партнерство ЕС: геополитика побеждает прагматику?
В ноябре 2017 г. в Брюсселе состоится очередной саммит Восточного партнерства. Европейскому союзу и странам-участницам программы предстоит оценить достигнутые со времен Рижского саммита 2015 г. результаты и выработать приоритеты на кратко- и среднесрочную перспективу. Каков на сегодняшний день баланс успехов и неудач Восточного партнерства? Может ли ноябрьский саммит придать этой программе новый импульс?

К чему пришли
С формальной точки зрения лидерам стран ЕС есть в чем увидеть успехи программы «Восточное партнерство» за последнюю пару лет. Во-первых, полностью завершены все процедуры ратификации соглашений об ассоциации с Украиной, Молдовой и Грузией. 30 мая голландский парламент ратифицировал соглашение об ассоциации с Украиной, чем помог преодолеть неопределенность, которая возникла в «восточной политике» всего Евросоюза.

Во-вторых, ЕС и Армения согласовали текст соглашения о всеобъемлющем партнерстве. Этот документ имеет в первую очередь важное политическое значение, являясь по сути усеченным вариантом соглашения об ассоциации, которое Брюссель и Ереван разработали, но не подписали в связи с решением Армении вступить в ЕАЭС.

Однако если говорить о содержательных моментах, то сегодня большинство европейских аналитиков открыто говорит о том, что основной вызов программы «Восточное партнерство» состоит в имплементации соглашений об ассоциации. Речь идет о практическом внедрении норм, ценностей и стандартов Европейского союза, или, иными словами, о европеизации всей внутренней политико-институциональной сферы в странах-соседях. А с этим существуют явные проблемы: так, в передовых странах-участницах программы (Грузии, Молдове и Украине) политические режимы как внутри страны, так и вовне характеризуются зачастую такими словами, как «олигархат» и «захваченное государство». По крайней мере, пока все реализуемые реформы, несмотря на отдельные успехи, носят в основном формальный характер. В свою очередь, в таких странах как Беларусь и Азербайджан политической или социально-экономической трансформации по европейской модели не происходит.

Страны Восточного партнерства, в особенности Украина и Молдова, пытаются подменить практическую повестку дня геополитикой. С точки зрения официального Киева и Кишинева, Брюссель явно недостаточно помогает им в борьбе с «русской угрозой», а отсутствие серьезного прогресса в реформах должно списываться на сложную внешнеполитическую ситуацию.

Для того чтобы гарантировать продолжение внешней поддержки, эти страны возродили ГУАМ (при определенном содействии официальных Тбилиси и Баку), а также пошли на ряд провоцирующих Москву действий. Так, Киев стал применять экономические меры давления на Россию через вытеснение из страны ряда экономических агентов с российской пропиской, введение мер против Приднестровья, перекрытие коммуникаций с Крымом и Донбассом. В свою очередь, Кишинев активно работает над раздуванием политико-дипломатических скандалов в отношениях с Россией.

В этой связи у ЕС с одной стороны, и его восточных соседей с другой стороны, возникают разные трактовки того, что должно быть на повестке дня в первую очередь: либо активная (гео)политизация Восточного партнерства со стороны ЕС (с признанием возможности членства в Союзе хотя бы в долгосрочной перспективе), либо наращивание усилий со стороны стран-участниц программы по реализации внутренних реформ – при тех стимулах, которые может предложить Брюссель.

Брюссельский реализм
Такая постановка вопроса со стороны Евросоюза вовсе не означает, что институты ЕС и его страны-члены при выстраивании своей восточной политики не уделяют внимания «российскому фактору». Так, Брюссель сформировал и теперь активно реализует в странах-соседях такое направление как стратегические коммуникации, которые призваны улучшить имидж ЕС, пошатнувшийся, как утверждается, и из-за дискредитации европейской идеи местными правительствами, и из-за враждебной внешней

Страницы: 1 2 3 4