Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

ШОС: ожидания, реалии, перспективы

30.06.2017

Страницы: 1 2 3 4

организацию сотрудничества в 2018 году разделяют далеко не все.

Уже давно является очевидным, что Пекин использует потенциал ШОС в целях продвижения исключительно собственных интересов в центрально-азиатском регионе. То есть им движет отнюдь не идеология евразийского единства, а многое объясняющий национальный эгоизм. В этом плане примечательно, что за время существования ШОС не был реализован ни один многосторонний проект, а также до сих так и не был создан Банк ШОС, который бы мог финансировать такие проекты.

Пекину важно расположение центрально-азиатских элит исключительно для решения вопросов строительства и обеспечения безопасности маршрутов транспортировки углеводородов, а расположение руководства Афганистана – для обеспечения разработки интересующих Пекин месторождений, включая медное Айнак. В этих целях Китай уделяет особое внимание созданию в регионе развитой транспортно-коммуникационной системы, в том числе с перспективой выхода к Персидскому заливу. Китай уже сегодня фактически пристегнул национальные экономики центрально-азиатских государств к собственному экономическому развитию.

Россия пытается сохранить свое влияние в ЦА посредством ЕАЭС и ОДКБ. Однако экономическая политика Москвы в регионе носит непоследовательный характер, как правило, сопровождается громкими пиар-акциями в начале старта какой-либо очередной инициативы, которая на деле оказывается и до конца не проработанной, и не имеющей достаточных средств для ее реализации и эффективных управленческих решений.

На деле у Москвы успешно получается два момента – списание государственного долга и использование миграционной политики в целях решения периодически возникающих тактических вопросов. В рамках ОДКБ лишь Россия обладает современным военным потенциалом, плюс к тому же остальные члены этой Организации без особого энтузиазма рассматривают идею совместных с Москвой военных операций на постсоветском пространстве.

Важнейшим негативным моментов в китайско-российских отношениях является продолжающее расти неравенство партнеров. Фактически после крымских событий зависимость России от Китая еще более усилилась (о чем свидетельствует хотя бы тот факт, что Россия предприняла попытку получить китайские кредиты для строительства «Северного потока-2»). Теперь к восприятию Китая в качестве угрозы территориальной целостности России добавились еще и обоснованные опасения стратегического вытеснения РФ из зоны ее стратегических интересов, потерю ею экономического контроля над реализацией стратегических энергетических проектов.

Кроме того, существующее сегодня перенасыщение энергетических рынков позволяет Китаю диктовать свои условия в сфере долгосрочного газового сотрудничества. Подобная тактика наглядно проявилась на примере Туркменистана, и можно обосновано предположить, что и в отношении российских партнеров Пекин применит те же подходы, поменяв лишь некоторые элементы в уже обкатанной схеме закабаления.

При этом вполне очевидно, что Китай в первую очередь стремится к тому, чтобы исключить согласование своих действий со стороны каких-либо третьих игроков – проекты в рамках ЭПШП (Экономический Пояс Шелкового Пути) реализуются исключительно на двусторонней основе. В этой связи весьма наивно тиражировать ожидания российских госчиновников о возможности сопряжения ЭПШП и ЕАЭС якобы в целях создания устойчивого геополитического союза.

Как известно, в рамках ЕАЭС предполагается проведение согласованной макроэкономической и финансово-кредитной политики. Однако Китай финансирует отдельные проекты в рамках ЭПШП на двусторонней основе и исключительно на условиях кредитования, а не предоставления грантов. Мне сложно представить попытки проведения согласованной макроэкономической и финансово-кредитной политики в рамках ЕАЭС, когда долговыми обязательствами его членов владеет не входящий в союз выгодополучатель в лице Китая.

При этом особенностью китайского кредитования является то, что освоение китайских кредитов в основном осуществляется китайскими же компаниями, и только незначительная их часть

Страницы: 1 2 3 4