Публикации

17.05.2017

Кавказский маршрут экспорта туркменского газа. История, определяющая перспективы

В журнале «Обозреватель/Observer» (№5 (328) май 2017) вышла статья Кавказский маршрут экспорта туркменского газа. История, определяющая перспективы В ней рассматриваются попытки Туркменистана создать маршрут экспорта природного газа через Иран в Армению, а также планы его дальнейшего экспорта через Грузию, Крым и


Актуально

16.05.2017

Почему Москва и Эр-Рияд ограничивают добычу нефти

http://inosmi.ru С учетом возможностей и гибкости производства в США Саудовская Аравия и Россия хотят поддержать котировки черного золота. Крупные страны-производители нефти решили поддержать котировки черного золота. Этим утром в Пекине министры энергетики России и Саудовской Аравии Александр Новак и Халед

Шелковый путь в никуда

14.05.2017

Страницы: 1 2 3

https://www.vedomosti.ru

Китаист Александр Габуев об уценке китайского инвестиционного инфраструктурного мегапроекта

В Пекине закончился форум «Пояс и путь», который посетили 28 глав государств, включая Владимира Путина. Торжественное мероприятие должно продемонстрировать миру, что выдвинутая председателем КНР Си Цзиньпином в сентябре 2013 г. идея возрождения Шелкового пути развивается от победы к победе. Итоговая декларация форума лишена конкретики и написана в духе «за все хорошее против всего плохого», чтобы развеять опасения, будто Пекин с помощью этой инициативы стремится вовлечь другие страны в свою геоэкономическую орбиту. Впрочем, попытки китайских чиновников объяснить, что «Пояс и путь» – общий проект и что Китай выступает лишь организатором, а не единственным акционером, выглядят как кокетство. Все гости форума в Пекине рассчитывают, что их участие позволит привлечь из КНР инвестиции, льготные кредиты и товарные потоки – иначе зачем китайцы заварили всю эту кашу с Шелковым путем? Однако ясного ответа на этот базовый вопрос до сих пор нет, и это не случайно.

Прежде всего, у «Пояса и пути» нет критериев оценки успешности. В 2013 г. Си сформулировал лишь пять широких направлений: политическое взаимодействие, укрепление транспортной связанности, упрощение условий торговли, укрепление финансовых связей, а также развитие контактов между людьми. Но никаких целевых ориентиров, сколько именно новых дорог будет построено или новых кредитов выдано, Китай так и не объявил, хотя реализацию Шелкового пути курирует Госкомитет по реформам и развитию – бывший Госплан, помешанный на конкретных цифрах. На вопросы хоть о каких-то KPI китайские плановики разводят руками: мол, Шелковый путь охватывает слишком много стран и сопряжен со слишком большим количеством неподвластных Пекину факторов. Как отмечает в своих работах Игорь Денисов из МГИМО, за последние три года китайские чиновники потратили немало сил, чтобы Шелковый путь называли не «проектом», предполагающим конкретные сроки, цели и суммы, а более расплывчатым словом «инициатива». Также не случайно, что все карты, описывающие «китайское видение» маршрута нового Шелкового пути, имеют неофициальный характер, а государственным СМИ настоятельно рекомендовано вообще не публиковать карты с конкретными транспортными коридорами.
К 2020 г. Китай планирует отправлять в Европу 5000 товарных поездов в год; в 2011 г. их было ничтожно мало, в 2016-м – уже 1500
Расплывчатость «Пояса и пути» является недостатком для внешних партнеров. Зато для многих в Китае и лично для Си это плюс. Ведь если критериев успеха нет, то успехом можно объявить что угодно. Несколько новых поездов Китай – Европа, валютных свопов или международных конкурсов красоты на острове Хайнань (чем не развитие контактов между людьми?) – все это конкретные успехи «Пояса и пути». Тем более что Пекин не делает ничего нового. Задолго до объявления о планах возродить Шелковый путь китайские компании строили за рубежом объекты инфраструктуры, тянули через Евразию трубы и оптоволокно, давали связанные кредиты, а Пекин вкладывал миллиарды в укрепление своей «мягкой силы». Неудивительно, что многие старые китайские проекты (вроде строительства порта Гвадар в Пакистане, которое началось еще в 2002 г.) сразу же превратились во флагманские достижения Шелкового пути. Понятен и изначальный энтузиазм китайских местных властей, госкомпаний и экспертов. «Пояс и путь» превратился в зонтичный бренд, который в зависимости от задачи можно наклеить на что угодно, так что освоение бюджетов на конференции и создание мозговых центров (их количество в Китае перевалило за сотню) в 2014–2015 гг. процветало.

Единственным новым и масштабным из обозначенных Си направлений Шелкового пути было налаживание трансконтинентальных маршрутов из Китая в Европу. Казалось бы, у Пекина немало причин сконцентрировать ресурсы именно на этом направлении. Есть геополитические соображения – желание китайских военных проложить наземные маршруты доставки грузов, прежде всего нефти, в обход Малаккского пролива на фоне трений в Южно-Китайском море. Но есть и чисто экономические

Страницы: 1 2 3