Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Никто никому не должен

01.05.2017

Страницы: 1 2 3

https://www.gazeta.ru

Георгий Бовт о том, как изменилось отношение к труду и справедливости

Что мы празднуем 1 мая? Или так — что мы «празднуем»? Может, правы те постсоветские страны, которые отменили этот праздник? Хотя они скорее действовали из желания выстроить новую самоидентификацию на отрицании всего советского, ассоциируя его с русским. У нас праздник остался — во многом выхолощенный. Как традиция, с которой власти расстаться неудобно политически, а людям — обывательски. Лишний выходной весной не повредит. Официальное название утратило «международную солидарность трудящихся». Мы отмечаем весну и труд.

Кстати, «дни труда» есть и в странах, социалистического эксперимента избежавших. Например, в Америке.

К вопросу о весне. И «пробуждении природы».

В обывательском сознании Первомай по значимости обогнала православная Пасха. Ее (прошлогодний опрос Фонда «Общественное мнение») отмечают 81% россиян, Новый год — 93%. Первомай с 40% идет после Дня Победы, 8 Марта, Рождества и Дня защитника Отечества.

Для многих отмечающих 1 Мая этот день чаще ассоциируется, видимо, с шашлыками на природе, огородными работами и весенней праздностью. Наконец-то нас пригрело солнце.

Можно, конечно, было бы праздновать 1 мая социальную справедливость. Вернее, ее отсутствие. Это наполнило бы праздник его первоначальным содержанием. По всем опросам, не менее половины россиян сталкиваются с социальной несправедливостью часто и в разных проявлениях.

Но число тех, кто готов идти в суд для защиты своих прав (сравнительно недавний опрос «Левады»), достигло минимальных значений за последнее время — 16% (22% годом ранее).

Но мы, конечно, не увидим 1 мая колонну демонстрантов, идущих под лозунгом «Даешь справедливый российский суд, самый гуманный суд в мире!».

Представление о том, что наши обыватели готовы искать справедливости у государства, получается, утопично. Хотя это и не отрицает апелляции именно к власти как единственной инстанции, способной хоть что-то решить. Скорее во внесудебном порядке — в жанре «податия челобитной». Что потенциально всегда чревато возрождением гапоновщины в самых разных ипостасях. Неогапоновцы примут участие и в нынешнем празднике. Хотя не все.

Поскольку русское общество всегда было «парадоксов друг», то неверие в справедливость власти наряду с сохраняющейся готовностью к ней все равно взывать (не самим же бороться за свои права, выстраивая горизонтальную гражданскую солидарность) причудливо дополняется массовым неверием в то, что шибко умные оппозиционеры-либералы называют институтами. Дескать, они важны. Дескать, если будут независимые суды, политическая конкуренция и реальный парламент, то и справедливая жизнь наладится. Ан нет, отвечает таким умникам средний российский обыватель. «Сильное государство», пор-р-рядок и так называемые национальные интересы, которыми любят оперировать всуе чиновники, год из года «побивают» в опросах такие — чужие нам? — вещи, как демократия и свобода, в пропорции примерно 2:1.

Сергей Беляков о том, почему неизбежный рост налогов не закроет проблем с пенсиями и зарплатами
Каждый пятый — мимо государства
В последнее время прозвучало несколько заявлений, в том числе исходящих от президента и премьера, суть которых — государство не намерено… →
А ведь исторически именно вопрос справедливости был едва ли не главным вопросом русского общества. И если поминать «скрепы», то запрос на справедливость — наиважнейшая из них. Справедливость при этом — выше формального закона.

Понятие справедливости всегда колебалось в массовом сознании от «хотим, чтобы не было богатых» (или богатых и бедных одновременно) до вполне «англосаксонского-протестантского» — «хотим равенства всех перед законом». Однако трудно представить в нынешней России сплоченные колонны разрешенных демонстраций, идущих под лозунгами, навеянными одновременно антикоррупционными разоблачениями оппозиции, тарифами «Платона» или ЖКХ, раздражением «обманутых дольщиков» или возмущением неправосудностью приговоров «басманных» судов по делам о незаконном увольнении,

Страницы: 1 2 3