Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

В Киргизии все хотят стать президентом

16.02.2017

http://www.ng.ru
Григорий Михайлов

ЦИК республики осаждают пророссийские кандидаты

В Киргизии объявлена дата президентских выборов. Если сроки не перенесут, голосование состоится 19 ноября 2017 года. Среди тех, кто уже заявил о намерении побороться за президентский пост, – известные в стране политики: Темир Сариев, Омурбек Бабанов, Бакыт Торобаев, возглавляющие партии «Ак-Шумкр», «Республика» и «Онугуу – Прогресс» соответственно. Но тремя претендентами дело не ограничится. Список пополнится пока еще невыдвинутым преемником нынешнего президента Киргизии, а также несколькими десятками местных политиков.

Для сравнения: на предыдущих президентских выборах в 2011 году заявления в ЦИК подали 83 кандидата, правда, до выборов добрались лишь 16 – большинство отсеялось на стадии внесения обязательного взноса.

Сам президент Алмазбек Атамбаев в выборах участвовать не может – Конституция запрещает повторное избрание. Что он планирует делать после окончания срока, пока неизвестно. Возможно, он уйдет из политики и вернется в бизнес, возможно – просто пересядет в парламент, где возглавит фракцию своей Социал-демократической партии (СДПК).

Что изменилось в ситуации Киргизии по сравнению с прошлыми президентскими выборами 2011 года? Сейчас страна находится далеко не в идеальном, но более стабильном состоянии. Тогда наиболее актуальными угрозами были повторение силового сценария смены власти, а также возможность вспышки межэтнического насилия. Сейчас наиболее острые угрозы не устранены, но на время купированы. Экономическая ситуация по-прежнему сложная. За прошедшие шесть лет баланс сил в регионе несколько изменился – уменьшилось влияние США, но заметно увеличилось присутствие Китая.

Прогнозы озвучивать еще рано – расклад сил может значительно поменяться. Обозначившиеся сейчас претенденты в целом примерно равны по силам. У кого-то лучше связи за рубежом, кто-то обладает большими финансовыми и медийными ресурсами, у кого-то больше знакомств на местах. Смешает карты выдвижение преемника президента, в том, что это произойдет, уверены практически все. Преемник в отличие от остальных получит частичную поддержку административного ресурса, ожидается, что его могут поддержать внешние игроки, включая Россию.

Сама Москва пока молчит. Возможно, приоритетный кандидат будет озвучен во время планируемого визита Владимира Путина в Киргизию в этом месяце.

К сигналам, исходящим из Кремля, в Киргизии относятся весьма внимательно. В последние дни ряд политиков, читая заранее написанные тексты, необычайно усердно хвалят интеграционные инициативы Москвы и цитируют российских писателей. Ряд проамериканских политиков, которые вряд ли будут участвовать в выборах – пока что у них для этого нет ни денег и команды, также с грустью констатируют, что итоги выборов во многом будут зависеть от того, на кого сделает ставку Москва. О мнении Вашингтона, Пекина, Астаны или Ташкента упоминается гораздо реже.

Регулярно обсуждаются слабость страны и ее подверженность внешнему влиянию. В публичной сфере отсутствует обсуждение путей выхода из этой ситуации – местные аналитики практически не говорят о том, как усилить саму страну и сделать ее более устойчивой. Роль иных стран упоминается так часто, что порой возникает впечатление, что местные политики неосознанно желают переложить ответственность за принятие сложных решений и развитие событий на кого-то постороннего.

Вмешается ли Кремль в выборы? Вероятно, да. Вопрос лишь в степени участия. Для Москвы это не только возможность, но и риск. Открытое участие в киргизских политических процессах переведет Россию из роли внешнего наблюдателя в роль непосредственного участника, несущего имиджевую и финансовую ответственность за результат. Учитывая текущую ситуацию и уровень «зрелости» местных элит, стратегия активного участия и открытой поддержки кого-то из кандидатов впоследствии может привести к неоправданно большим издержкам.

Возможно, для России было бы полезнее «отойти в сторону», не мешая киргизским политикам самостоятельно выяснять, кто из них сильнейший. Это поможет отчасти снизить инфантильные настроения среди местных элит и выявить действительно самого потенциального политика. В конечном счете будущее определит не имя победителя, а ситуация в экономике и безопасности. Она такова, что любой из победителей ради обеспечения экономической и военной безопасности будет вынужден поддерживать добрососедские отношения с Россией.