Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Ашхабад рискует стать заложником американской геополитической игры    

19.01.2017

  статья на иранском языке

Туркменистан, столкнувшийся с экономическими проблемами, окажется в еще более тяжелой ситуации, если противостояние между США и Китаем выйдет за пределы Юго-Восточной Азии.

В последние дни минувшего года состоялось заседание Кабинета министров Туркменистана, на котором президент Гурбангулы Бердымухамедов вновь потребовал найти иностранных инвесторов, готовых вкладывать средства в инфраструктурные проекты.

Это выступление главы государства свидетельствует о том, что туркменские власти всерьез надеются на то, что зарубежные инвестиции все же удастся найти. Вера в реальность подобных расчетов, по-видимому, существенно возросла после очередной встречи в рамках Делового совета «Туркменистан – США», которая состоялась в Ашхабаде 14 декабря. Это мероприятие, в котором, помимо директора совета Эрика Стюарта, приняли участие представители нескольких крупных американских корпораций (в том числе General Electric, Microsoft и John Deere), было посвящено главным образом перспективам американских вложений в туркменскую экономику.

Поделиться мнением о том, насколько реальны планы туркменских властей, и какие цели ставят США в своих отношениях с Туркменистаном, мы попросили Андрея Медведева, исполнительного директора АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт»:

Туркменистан, как и другие бывшие советские республики, вскоре после обретения независимости вошел в зону американских интересов. Причем Вашингтон с самого начала стремился соединять экономические вопросы и геополитические цели. Для США было важно ослабить влияние России и Ирана на процессы, а потому американская политика в отношении Туркменистана была неизменно направлена на предотвращение союза Ашхабада с Москвой и Тегераном. Одновременно американская администрация прилагала усилия для того, чтобы открыть дорогу транснациональным корпорациям (прежде всего американским) к привлекательным нефтегазовым ресурсам Туркменистана. К разработке месторождений, расположенных на территории этой страны, на протяжении многих лет  проявляют устойчивый интерес BP,  Chevron, ConocoPhillips, ExxonMobil, Shell, Statoil, Total и другие лидеры мировой энергетики.

Так, в 1999 году в НГК Туркменистана уже работали более 120 иностранных компаний. Причем каждая пятая так или иначе была связана с американским капиталом.

Однако нужно учитывать, что в конце прошлого века американская политика в регионе во многом строилась вокруг проектов Трансафганского и Транскаспийского газопроводов.

Тогда американская администрация руководствовалась надеждами на то, что строительство этих газовых магистралей поможет США приобрести господствующее положение на огромном пространстве, включающем значительную часть Центральной и Южной Азии. Соответственно, Туркменистан, которому была предопределена центральная роль в обоих проекта, приобретал для США стратегическую важность со всеми вытекающими отсюда последствиями в области международных отношений и в экономической сфере.

Неудивительно, что столь радужные перспективы (которым, как известно, так и не суждено было реализоваться) вызвали у туркменского руководства состояние эйфории. Ашхабад, решивший, что тесные связи с другими республиками бывшего СССР, снижают его геополитическую значимость, ввел визовый режим с соседними государствами (а также с Россией) и потребовал вывести  из Туркменистана российских пограничников.

Вашингтон в конце 1990-х пересмотрел свое отношение сначала к Трансафганскому, а затем и к Транскаспийскому газопроводам, убедившись, что их строительство потребует значительных вложений и создаст (в дополнение к прежним вызовам) новые геополитические угрозы, обусловленные, в том числе ростом напряженности в отношениях с Россией. Поэтому к 2000 году  реализация этих проектов была остановлена, что стало тяжелым ударом для туркменской власти. Президент С.Ниязов почувствовал себя «обманутым», впервые (но не в последний раз) посчитав, что американцы его попросту «кинули». Тем не менее, США удалось сохранить влияние в Туркменистане. Этому помогло начало боевых действий в Афганистане. Американской авиации потребовались аэродромы в странах региона, и Ашхабад помог Вашингтону в решении данной проблемы. C 2002 года между Туркменистаном и США начало действовать  соглашение об использовании самолетами военно-транспортной авиации США туркменского воздушного пространства и международного гражданского аэропорта города Ашхабада для дозаправки самолетов (официально утверждалось, что они доставляют в Афганистан  гуманитарные грузы).

Однако, когда американская сторона в конце января 2002 г. обратилась с просьбой предоставить еще и военный аэродром «Ак-Депе» (в 15 км к западу Ашхабада) президент С.Ниязов ответил отказом, сославшись на нейтралитет государства. В марте того же года посол США Лора Кеннеди и военный атташе посольства  майор Тиздейл на встрече с С.Ниязовым  впервые попросили  разрешить использовать военный аэродром Мары-2 и подземные склады в г. Кушка, построенные во время ввода советского воинского контингента в Афганистан. Американские представители обещали, что предоставленная инфраструктура будет использоваться исключительно для доставки гуманитарной помощи. Поэтому никакой опасности для статуса постоянного нейтралитета Туркменистана не возникнет, даже если эта гуманитарная миссия будет осуществляться военно-транспортной авиацией иностранных государств. Ашхабад вновь не дал согласия, но его позиция уже не была столь категоричной. С.Ниязов, судя по всему, был готов торговаться, выбивая в обмен на свою помощь как можно более выгодные условия экономического сотрудничества. У туркменского руководства опять появились основания для приятных ожиданий, поскольку американская администрация вновь пообещала вывести туркменские энергоносители на платежеспособные рынки.

Надежды туркменского президента на «особые отношения» с США вновь оказались напрасными. Американская администрация, по всей видимости, решила, что Ашхабад требует слишком больших уступок за свою лояльность, а потому демонстративно дистанцировалась от туркменского режима. Как это часто бывает, Вашингтон использовал для выражения своего недовольства тематику, связанную с защитой демократии и прав человека (которые, как это своевременно обнаружилось, нарушаются туркменской властью). В апреле 2002 г., Б.Шихмурадову, лидеру Народно-демократического Движения Туркменистана, были организованы встречи с представителями Конгресса и Администрации президента США (как официальные, так и неформальные). Кроме того, оппозиционер провел несколько громких пресс-конференций в американских политических фондах и исследовательских центрах. В отместку в С.Ниязов  проигнорировал визит министра обороны США Д.Рамсфелда, после которого американо-туркменские отношения долгое время оставались довольно прохладными.

Сложившейся ситуацией сумело воспользоваться китайское руководство, которому удалось при помощи финансовых механизмов резко усилить влияние КНР в Туркменистане. Ашхабад, пытавшийся, опираясь на китайской содействие, развивать экономику, оказался в финансовой зависимости от Пекина.

В результате падения мировых цен на энергоносители туркменская власть оказалась в чрезвычайно тяжелом положении. Бремя задолженности перед Китаем, натянутые отношения с Тегераном и Москвой, открытое давление со стороны США, настаивающих на изменении внутреннего законодательства Туркменистана, вынуждают Ашхабад определиться со своими геополитическими целями и приоритетами. Причем выбор в пользу Вашингтона, фактически добивающегося передачи туркменских газовых месторождений американским корпорациям (см. Lugar R., Energy and Security from the Caspian to Europe / A Minority Staff Report prep. For the use of the Comm. on Foreign Relations, U.S. Senate, 112th Congress, 2nd session, 12 Dec. 2012, 21 c.), может лишить Туркменистан свободы маневра во внешнеэкономической сфере. А потому президент Г.Бердымухаммедов хорошо понимает, что назначение бывшего главы корпорации Exxon/Mobil на должность госсекретаря США предвещает туркменской власти только новые трудности. Эта корпорация, в числе других, пытается «давить» на руководство Туркменистана, вынуждая его принять изменения в туркменское законодательство, которые позволили бы ей (и другим американским компаниям) приобрести в собственность туркменские нефтегазовые месторождений на суше. Причем для достижения этой цели используются правозащитные организации, сравнивающие положение дел в сегодняшнем Туркменистане с ситуацией в Тунисе, Египте и Ливии накануне начала в них революционных событий.

Следует признать, что, несмотря на некоторую натянутость подобных сравнений, основания для них все же имеются. Тяжелое финансовое положение не позволяет государству в полной мере выполнять свои социальные обязательства, а экономический кризис, вызванный снижением цен на углеводороды, привел к снижению привычного уровня жизни. Это, безусловно, создает предпосылки для возникновения массового недовольства.

Поэтому Туркменистан, несмотря на внешнюю стабильность, может столкнуться c внутренними конфликтами и противоречиями, вызванными разрушением социального государства (еще в июне минувшего года Гурбангулы Бердымухамедов заявил о необходимости отменить социальные льготы для населения). Если противостояние между США и Китаем затронет Центральную Азию, то эти геополитические игроки неизбежно начнут борьбу за экономическое и политическое влияние в Туркменистане, что может привести к дестабилизации страны.

В особенности, если американские нефтегазовые корпорации, получившие в лице Рекса Тиллерсона своего представителя в высшем государственном руководстве США, будут наращивать давление на Ашхабад, добиваясь доступа к туркменским месторождениям углеводородов.