Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Москва и Ашхабад наладят отношения после изучения допущенных ошибок

14.12.2016

Страницы: 1 2

http://www.ng.ru
Андрей Медведев

Туркменистану предстоит принять сложные решения с непредсказуемыми последствиями

В Послании президента РФ Владимира Путина и опубликованной Концепции внешней политики России взаимодействие с другими государствами СНГ названы приоритетом. Российско-туркменские отношения являются, пожалуй, наиболее сложными для Москвы во всем Центрально-Азиатском регионе. При этом они имеют знаковый характер – восстановление сотрудничества с Туркменистаном должно продемонстрировать, что российская сторона, выстраивая свою экономическую и политическую стратегию в Центральной Азии, стремится учитывать интересы национальных элит.

Недавно состоялся рабочий визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Россию, в ходе которого он после относительно долгого перерыва встретился с Владимиром Путиным (до этого лидеры двух стран проводили переговоры в сентябре 2014 года в Астрахани в рамках IV Каспийского саммита). Место встречи двух президентов – сочинская резиденция Бочаров Ручей – было выбрано с учетом интересов туркменской стороны. В 2017 году в Туркменистане пройдут Азиатские игры в закрытых помещениях, поэтому российский опыт обеспечения безопасности в ходе проведения Олимпиады в Сочи полезен для Туркменистана.

Переговоры на высшем уровне прошли в доброжелательной атмосфере, однако разногласия по конкретным проблемам, представляющим наибольшую важность для России и Туркменистана, преодолеть не удалось. Хотя в их решении и наметился некоторый прогресс.

Ключ решения российско-туркменских противоречий по-прежнему лежит в газовой сфере. 15 сентября зампред правления «Газпрома» Александр Медведев заявил, что компания до конца 2018 года не планирует закупать газ в Туркмении, но приостановила разбирательство с «Туркменгазом» в Стокгольмском арбитраже. Речь идет об иске, поданном в 2015 году и связанном с уже состоявшимися закупками туркменского газа, которые, как считает «Газпром», осуществлялись по завышенным ценам и были убыточными для российской компании, в связи с чем она потребовала возврата 5 млрд долл. Впрочем, приостановление иска не стоит считать существенным результатом, так как перспектива разрешения спора через Стокгольмский арбитраж выглядела мифической – Туркменистан не присоединился к Нью-Йоркской конвенции по признанию иностранных арбитражных решений.

Несколько экстравагантно выглядело то, что накануне визита Бердымухамедова в Ашхабаде прошло заседание руководителей нефтегазовых ведомств Азербайджана, Туркмении, Турции с участием вице-президента Еврокомиссии по энергетике Мароша Шефчовича. По результатам обсуждения европейский чиновник заявил, что в ЕС хотят, чтобы газ из Прикаспийского региона в Европу начал поступать в 2019–2020 годах.

По всей видимости, в Ашхабаде рассчитывали, что факт этих переговоров сделает российскую сторону более уступчивой. Москва действительно пошла навстречу Ашхабаду и удовлетворила одну из его просьб. Однако заявление Александра Медведева о том, что на переговорах с Владимиром Путиным газовый вопрос вообще не поднимался, свидетельствует, что такого рода тактические «хитрости» туркменской стороны вызывают у Москвы только раздражение. К сожалению, в Ашхабаде этого недопонимают. Отчасти это происходит под влиянием западных партнеров Туркменистана, которые на протяжении 25 лет туркменской независимости зачастую «водят за нос» руководство в Ашхабаде. Судьба Транскаспийского газопровода – яркий пример этого.

Не работает и другая традиционная туркменская «уловка». Туркменские власти постоянно завышают оценки запасов газа, ссылаясь на данные якобы независимой экспертизы. Периодически это приводит к курьезам. Так, в 2012 году британская компания Gaffney, Cline & Associates заявила, что газовые запасы месторождения Южный Иолотань составляют 26,2 трлн куб. м. Позже выяснилось, что эти показатели британцы обнародовали, только опираясь на данные, полученные от туркменских специалистов. Также постоянно завышаются прогнозные показатели добычи газа и объема его экспорта. Туркменские власти долгое время старались показать, что способны обойтись без сотрудничества с Россией. Однако сотрудничество Туркменистана с Ираном и Китаем в газовой сфере из-за допущенных ошибок не привело к ожидаемым результатам. Ради снижения зависимости Туркмении от экспорта газа предпринимаются попытки увеличить его переработку. Для этого в Ахалском, Лебапском и Марыйском велаятах построены шесть новых электростанций, строится парогазовая электростанция, развивается химическая промышленность – в 2014 году в Мары был построен комплекс заводов по производству аммиака и карбамида. В Лебапском велаяте, несмотря на определенные трудности, белорусскими партнерами с 2009 года строится Гарлыкский горно-обогатительный комбинат производства калийных удобрений. Однако эти проекты лишь частично решают существующие экономические проблемы Туркменистана.

Страницы: 1 2