Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Что дала России битва за Алеппо?

19.12.2016

http://argumentiru.com
Сергей Балмасов
Плодами российских усилий и жертв могут воспользоваться другие, прежде всего Иран

Российское Минобороны рапортует об успешном завершении операции против боевиков в Алеппо. Это сражение за важнейший город Сирии, деловую и финансовую столицу страны, велось с июля 2012 года. В последний год, с переброской сюда российского воинского контингента, эта борьба приняла еще более ожесточенный характер.

На этот момент город частично контролировался правительственными силами Башара Асада и лояльными ему проиранскими шиитскими формированиями, а также курдами, являющимися «третьей силой» конфликта и различными исламистскими группировками, в том числе радикальными, часть из которых в той или иной мере пользовалась поддержкой стран Запада, Турцией и аравийскими монархиями.

Теперь, казалось бы, данная проблема решена, и сирийский президент восстановил контроль над стратегически важным городом. Такая значимость Алеппо обусловлена целым рядом факторов, в том числе его географическим положением и историческим прошлым. Не случайно, что в истории уже не раз судьба целых империй фактически решалась у его стен (Византии при арабском вторжении, государства крестоносцев, Мамлюкский султанат и др.)
Соответственно, многие видят в таком исходе поединка за Алеппо успешный залог дальнейшего противостояния в Сирии.

С одной стороны, Алеппо стал своего рода сирийским Верденом, у стен которого по примеру французских и германских подразделений Первой мировой войны были перемолоты многие лучшие бойцы иранских и сирийских подразделений, сражавшихся за Башара Асада.
Но что же это даст России, потратившей уже немало ресурсов для освобождения этого огромного (по площади больше Санкт-Петербурга) города, кажущегося бесконечным при взгляде на него из местной цитадели времен крестоносцев?

Как ни странно, но практически ничего. В связи с этим возникает вопрос: а можно ли считать произошедшее нашей безоговорочной победой?
Даже при самом оптимистичном сценарии развития событий борьба в Сирии лишь переходит в другую стадию. Необходимо напомнить, что абсолютное большинство находившихся здесь боевиков по достигнутому соглашению были вывезены в безопасное для них место. То есть, вооруженная оппозиция сохранила свой потенциал для продолжения борьбы, и можно только гадать, когда эти моджахеды вновь вернутся.

Пока же они отошли на более выгодные для обороны рубежи в горно-лесистые районы Идлиба, откуда продолжат борьбу в уже новом качестве в гораздо более сложных для сил Асада и России условиях. А более богатые, нежели Москва и Тегеран, зарубежные спонсоры сирийского конфликта только увеличат им соответствующую помощь.

Однако вернемся к Алеппо, который фактически существует сейчас лишь «виртуально». За исключением части «проправительственных» районов этого города остальные в той или иной мере представляют собой груду развалин.
Много ли радости доставляет такое его «освобождение»?
Следует заметить, что военная часть операции по восстановлению над ним контроля – лишь полдела. Конечный ее успех будет определяться способностью восстановить жизнь в этом городе. В противном случае он не сможет вернуть себе прежний статус финансово-промышленной столицы Сирии.
А это стоит миллиардов и миллиардов долларов.

Вопрос: кто их даст? Ни Россия, ни Иран в сложившихся условиях не способны взять на себя эту тяжелую ношу – ни в том состоянии находится экономика этих стран в условиях сохранения низких цен на нефть.
Впрочем, даже если бы у Москвы и были «лишние» деньги – как известно, российская действительность дает много примеров того, куда их можно и нужно вкладывать для решения собственных проблем, поскольку в нашей глубинке подчас ситуация не намного лучше, чем в разоренном Алеппо.
Уже сейчас война эта становится для нас очень чувствительной – современные боеприпасы, дорогостоящие самолетовылеты (количество которых отнюдь не равноценно участию нашей боевой авиации в «учениях», как пытаются доказывать некоторые), и не менее затратная доставка крупных грузов для снабжения нашей и сирийской группировки морем и по воздуху ложится тяжким бременем на нашу экономику.

В любом случае, даже поборов врага на фронте (перспективы этого в свете сохранения способности джихадистов на примере Пальмиры наносить чувствительные удары по сирийскому правительственному режиму пока просматриваются весьма слабо), Россия и наши союзники в Сирии все равно оказываются в проигрышной ситуации.

Давайте представим, что все складывается прекрасно, и в 2017-м году объединенным силам удается полностью зачистить территорию Сирии от боевиков. Но тогда придется вступить в схватку с куда более серьезным противником, нежели моджахеды, а именно – экономическим вызовом по восстановлению лежащей в руинах страны, которую нам для официального своего закрепления там придется поднимать из развалин и воссоздавать заново за свой счет. И это при том, что даже по предварительным подсчетам, ущерб страны от почти шестилетней войны составляет сотни миллиардов долларов. Ситуация рискует стать патовой.

Между тем, плодами российских военных усилий и жертв могут воспользоваться другие. Как известно, ситуация в Сирии меняется с калейдоскопической быстротой. Сейчас чисто формально Иран и Россия являются союзниками (но, как показала недавняя история с неудавшейся арендой иранской военно-воздушной базы в Хамадане), между ними имеются очень серьезные противоречия, в том числе обусловленные «ревностью» по отношению к Сирии. И нельзя исключать, что итоговую «битву за Алеппо» завершит именно Иран, несмотря на его «шероховатости» в отношениях с Западом, для «выдавливания» России из Сирии способен с помощью полученных под освоение имеющихся у него колоссальных газовых месторождений западных денег договориться о последующем восстановлении этой страны. О России же и ее военных усилиях при таком раскладе довольно быстро «забудут».

Подобный сценарий не является фантастическим – за годы правления Башара Асада в Сирии именно Иран стал главным финансовым спонсором сирийского режима и лишь наличие многочисленных фронтов борьбы против Саудовской Аравии ограничивает его ресурсные возможности.

Как бы там ни было, но для России все усилия по Алеппо, сопровождающиеся дополнительным обострением отношений с Западом, рискуют обернуться «мыльным пузырем», лишь отвлекающим столь необходимые нам сейчас денежные резервы от других, более важных для развития страны направлений.