Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

«Сегодня ты друг Путина и у тебя иммунитет, а завтра можешь оказаться под арестом»

02.11.2016

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

https://www.znak.com
Евгений Сеньшин,
Александр ЗадорожныйТатьяна Становая: система приступила к самоочистке, могут полететь самые «неприкасаемые»

Что происходит с Путиным и группами в его окружении, с элитами, обществом? Что на горизонте? Эти «большие вопросы» на примере внутриполитических событий октября мы обсудили с руководителем аналитического департамента Центра политических технологий, знаменитым публицистом Татьяной Становой.

«У части элиты – накопление страха, ожидание внезапного краха»

— Татьяна, из новостей октября: митинг докеров во Владивостоке против увольнений, голодовка коммунальщиков Хакассии и вахтовиков Ямала из-за долгов по зарплате, угольщиков Приморья – также из-за сокращений. В середине октября Центр экономических и политических реформ сообщил: за последние три месяца количество трудовых конфликтов и протестов выросло вдвое, сейчас ими охвачено 65 регионов. Однако субъективно такое ощущение, что протест не носит ярко выраженного характера. Да и Владимир Владимирович заявил, что «мы достигли макроэкономической стабильности». У «путиномики» действительно все не так плохо?  

— С макроэкономической точки зрения, все уже не так плохо. Нас уверяют, что дно кризиса пройдено, инфляция снижается, в 2017 году начнется экономический рост, а Минфин нас радует тем, что зависимость бюджета России от мировых цен на нефть уже не так велика. На самом деле в российской правящей элите формируется очень заметное чувство, что «проскочили». Им кажется, что нас пытали санкциями, мы переживаем период низкого энергетического рынка (хотя надежды, что «завтра» нефть снова будет по 100 долларов, не исчезли), «холодную войну» и собственные же продуктовые ограничения и при этом выстояли, вопреки всему. В какой-то период по этому поводу наблюдалась даже эйфория. Одновременно то, что вы называете «трудовыми конфликтами», в системе приоритетов власти лишь мелкие штрихи к большой картине, на которой в целом все складывается не так уж и плохо.

Татьяна Становая: «Видение будущего, которое предлагает примитивная и отдающая мракобесием квазинациональная идея, в долгосрочном плане проиграет мечте жить в европейском комфорте»личный архив Татьяны Становой

Причем я бы отметила такой интересный феномен. С одной стороны, есть власть, которая явно недооценивает риски ухудшения финансово-экономического положения населения и по большому счету исключает самостоятельное преобразование «корпоративного» протеста в политический (если, конечно, им не помогут «враждебные силы»). С другой стороны, есть определенная часть общества и элиты (в самом широком смысле), назовем ее «прогрессистами» (вовсе необязательно, что это либералы и «антипутинцы», но по большей части те, кто хочет большей эффективности в первую очередь и свобод во вторую). Они не всегда верят в то, что нынешняя «стабильность» реальна. У этой части есть устойчивая убежденность в том, что так долго продолжаться не может и режим, при отсутствии перемен, падет быстро и неожиданно. Для этих аудиторий нет вопроса о том, все ли в порядке в «путиномике». Для них актуален лишь вопрос, когда она рухнет. Это накопление страха и нарастание чувства мнимой управляемости, ожидание внезапного краха. Осмелюсь предположить, что неправы обе стороны.

Нынешняя экономика России может оказаться гораздо более прочной, чем кажется. Кроме того, нынешний политический режим неэффективен в чем угодно, но только не в умении купировать политические конфликты. Любой протест, который недобирает до 20 тыс. человек, будет подавляться (нейтрализоваться) кнутом и пряником. Так было с протестами медиков в 2014 году, так было с протестами дальнобойщиков в 2015-м. Для власти подобные акции – проявление не политического противоречия, а жесткого корпоративного (отраслевого) торга с государством, своего рода отраслевого шантажа, который жестко отвергается по своей форме. Поэтому для того, чтобы власть признала наличие политической проблемы в ситуации массового протеста, он должен стать поистине массовым, начиная с 20-25 тыс. Пока же Кремль пытается усилить свой мониторинг ситуации по стране и действовать в режиме ручного управления в тех точках, где только появляется проблема. Это не очень и не всегда эффективно, но альтернативы этим механизмам

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7