Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Центральноазиатские страны и борьба за водные ресурсы

17.10.2016

Страницы: 1 2 3 4

http://polit-asia.kz
Султанбекова Салкынай

Если разрушается мышление, то разрушается и порядок.

Конфуций 

Центральноазиатский регион характеризуется ограниченностью водных ресурсов, что порождает различные конфликты, которые к тому же усугубляются неравномерным распределением воды между входящими в него странами. Ситуация такова, что в регионе есть страны, богатые водными ресурсами (Таджикистан и Кыргызстан), и есть зависимые от них в поступлении воды – Узбекистан, Туркменистан и Казахстан. На территории Кыргызстана формируется бассейн реки Сырдарьи, в Таджикистане – Амударьи. Из стока реки Сырдарьи Узбекистан получает 50,5%, Казахстан – 42%, Таджикистан – 7% и Кыргызстан – 0,5%. Сток реки Амударьи распределяется следующим образом: Узбекистану – 42,2%, Туркмении – 42,3%, Таджикистану – 15,2%, Кыргызстану – 0,3%.

Данный спор также обусловливается переходом и переориентацией с начала 90-х гг. регионального потребления ресурсов в целом на отдельные национальные уровни затрат ресурсов. Как мы помним, в советский период действовала региональная гидромелиоративная система. В интересах равнинной части, где основной формой хозяйствования является земледелие, сооружались водные резервуары, которые, тем не менее, служили интересам не только сельского хозяйства, но и энергетики. Здесь речь идет о переплетении водного хозяйства с энергетической системой региона, когда крупные гидросооружения оказались встроенными в Объединенную энергетическую систему Центральной Азии (ОЭСЦА). Внутренние административные границы, проведенные по этническому, а не по экономическому принципу, не имели с точки зрения водно-энергетического хозяйства принципиального значения. Регион выстраивался из соображений экономической целесообразности без учета специфики каждой из республик и воспринимался как единое целое. Однако в дальнейшем это создало почву для назревания межэтнических конфликтов в ключе ресурсной борьбы. Следует отметить, что наращивание водно-энергетического потенциала в регионе в советское время имело положительные последствия и способствовало росту рождаемости и уменьшению смертности. В итоге, резко возросла численность населения: если в начале XX в. в центральноазиатском регионе проживало около 6 млн населения, то к 2010 г. было уже около 62 млн человек.

С развалом Советского Союза и обретением бывшими социалистическим республиками национальной независимости постепенно стала разрушаться выстроенная в советское время водно-энергетическая система с четким устоявшимся распределением ресурсов. Новые суверенные государства стали в большей степени соблюдать свои национальные интересы.

Многие эксперты склонны считать, что современный водно-ресурсный конфликт в центральноазиатском регионе является не только следствием советского режима, но и обусловлен политическими амбициями лидеров стран региона. Каждое из новообразованных государств начало искать причины для предъявления претензий о своих ущемленных интересах. Накопившееся взаимное недовольство друг другом, не сдерживаемое уже никаким регулятором (в советское время это была Москва), стало выплескиваться в виде нарушения обязательств и предъявления новых требований.

Так, в 1993 г. в Кыргызскую Республику впервые прекратились поставки электроэнергии и топливно-энергетических ресурсов из Узбекистана и Казахстана, компенсирующие недовыработку электроэнергии на ГЭС Нарын-Сырдарьинского каскада в зимнее время. Население Кыргызстана в те годы оказалось в весьма затруднительном положении. Гидроэлектростанцию пришлось переводить на энергетический режим работы и сбрасывать воду зимой, что повлекло за собой нехватку водных ресурсов в летний поливной период. Хотя позже соглашения по поставке электроэнергии были восстановлены, тем не менее сбои происходили довольно часто. Были попытки проведения взаиморасчетов, но так как каждая из сторон вела свою ценовую политику, то это приводило еще к большим сложностям. Эти сложности также обусловливались существенной разницей в цене между летней и зимней электроэнергией: цена дешевой электроэнергии, вырабатываемой гидроэлектростанциями, особенно летом, никак не могла быть приравнена к зимней электроэнергии, вырабатываемой теплоэлектростанциями. Особую нетерпимость и суровость к задержке оплаты предъявлял

Страницы: 1 2 3 4