Компании также сняли свои кандидатуры по соглашению о слиянии, в декабре представленному на рассмотрение польскому комитету по защите конкуренции. По мнению польского правительства, этот шаг показал, что у компаний не нашлось контраргументов против опасений регулирующего органа по поводу потенциального воздействия проекта на конкуренцию на газовых рынках Польши и ЕС.

Вместе с восемью другими странами Евросоюза (Чехией, Эстонией, Венгрией, Хорватией, Литвой, Латвией, Румынией и Словакией) и при молчаливой поддержке ряда других стран Польша выступает против «Северного потока 2» с тех пор, как «Газпром» объявил о нем впервые в 2015 году. Этот проект подрывает европейскую солидарность и энергетический союз — флагманский проект ЕС.

Экономические аргументы в пользу «Северного потока 2» всегда были спорными, особенно при запасе мощности у существующих транзитных маршрутов поставок из России в ЕС. А учитывая серьезную зависимость Европы от российского газа и ущерб, который данный проект нанесет украинской экономике (которой ЕС выделяет субсидии), стоящие за ним политические мотивы кажутся очевидными.

С отступлением западных компаний дело против «Северного потока 2» представляется еще более убедительным. Проект, ранее вызывавший лишь некоторые сомнения, сегодня выглядит как троянский конь, способный дестабилизировать экономику и отравить политические отношения внутри ЕС.

Европейские институты, которые призваны в первую очередь стоять на страже основных принципов и единства блока, так и не заняли жесткую позицию по вопросу «Северного потока 2». И предположения президента Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера о том, что может быть найдено «правовое решение», пока не дали никаких результатов.

Это двойственное положение трудно объяснить, особенно если учесть, с одной стороны, санкции ЕС против России, введенные после незаконной аннексии Крыма, и, с другой, тот факт, что «Газпром» является собственностью российского государства. Поддерживая «Северный поток 2», ЕС фактически помогает режиму, чью агрессию пытается наказать при помощи санкций. Это противоречие не жизнеспособно.

Евросоюз не может по-прежнему предоставлять финансовую помощь Украине, сохранять санкции в отношении России, призывать к созданию крепкого энергетического союза и одновременно с этим сотрудничать с «Газпромом» по «Северному потоку 2».

Именно поэтому Польша и другие государства-члены Центральной и Восточной Европы призвали комиссию выступить в качестве гаранта соглашений ЕС и потребовать, чтобы «Северный поток 2», в том числе его морские участки, в полном объеме соответствовал европейскому законодательству.

Комиссия также должна гарантировать, что наиболее уязвимые страны-члены защищены от внешней монополии, которая стремится оказать на них политическое давление. Комиссия имеет право, если не полностью заморозить проект, то по крайней мере ограничить его пагубное влияние на европейский газовой рынок и на безопасность политики поставок.

«Северный поток 2» является испытанием на прочность для европейского единства и доверия к институтам ЕС. Польша намерена защищать основополагающие принципы блока, даже если для этого потребуется прибегнуть к Европейскому суду.

Поддержка проекта со стороны любого государства-члена или пассивный подход комиссии, в результате которых «Северному потоку 2» будет оказываться особое предпочтение — например,