Этот визит может быть частью стратегии России по продвижению «мягкой силы», отмечает один из ведущих лекторов по теме религии в Оксфордском университете, профессор Питер Петкофф. О том, почему этот визит происходит именно сейчас и чего от него ожидать, ученый рассказал в интервью Русской службе Би-би-си.

С Питером Петкоффым беседовала корреспондент Русской службы Би-би-си Ольга Ившина.

Встретится ли патриарх с королевой?

— Москва анонсировала встречу патриарха Кирилла с королевой Великобритании и архиепископом Кентерберийским. Насколько она вероятна?

— В такой встрече нет ничего особенно необычного, поскольку это протокольный момент. Королева является главой Англиканской церкви, а архиепископ Кентерберийский — самый старший священнослужитель в церковной иерархии.

— Можно ли при этом смотреть на этот визит и в более широком политическом контексте?

— Можно и нужно. В последние 20 лет деятельность РПЦ за рубежом так или иначе связана с внешнеполитическим курсом России. Если внимательно посмотреть на то, как московский Патриархат анонсирует этот визит, очевидно, что Москва рассматривает это как попытку навести мосты. Митрополит Илларион [глава синодального Отдела внешних церковных связей] говорил о связях двух великих стран, отношения между которыми сейчас осложнились. И это ясно говорит о том, что это не только чисто церковный визит.

«Попытка использовать мягкую силу»

— Можно заметить, что есть свидетельства того, что внешнецерковный отдел РПЦ и МИД пытаются работать синхронно уже на протяжении продолжительного времени. Существует целая рабочая группа по взаимодействию РПЦ с МИДом России.

Церковные дипломаты и мидовские дипломаты регулярно встречаются и обсуждают совместную стратегию для достижения того, что они считают национальными интересами России.

Позиции российских властей и РПЦ по чувствительным вопросам четко координируются. Это видно на примере Сирии, Украины и других тем. Можно вспомнить, что патриарх немало сделал для восстановления отношений России с Грузией после вооруженного конфликта 2008 года.

Так что этот визит в Лондон вполне может оказаться попыткой России использовать мягкую силу в момент, когда британский МИД делает очень жесткие заявления в отношении Москвы в парламенте.

— А чем этот визит интересен британской стороне?

— Все-таки патриарх — это очень высокая фигура. Он глава самой многочисленной православной церкви в мире. Более того, РПЦ и британская монархия связаны исторически. Принц Филип — грек по происхождению, его сын принц Чарльз на протяжении многих лет интересовался православием.

Но насколько я знаю, встреча с патриархом Кириллом не будет как-то особенно отличаться от встречи королевы с какими-то другими высокопоставленными религиозными лидерами.

«После раскола проиграли все»

— А какая обстановка царит сейчас в среде православных прихожан в Великобритании? Ведь в начале 2000-х годов Сурожскую епархию сотрясали скандалы.

— Да, эти события имели место. И одной из целей этого визита, я думаю, является закрепление нынешнего положения дел. Глава и создатель Сурожской епархии Антоний Блум был очень харизматичным и талантливым лидером. При нем епархия была автономной. После падения железного занавеса и смерти Антония Москва постаралась установить контроль над епархией.

Часть верующих во главе с епископом Василием тогда откололась и решила перейти в Константинопольский патриархат. Противостояние было долгим и непростым.

Но в итоге Москве удалось установить контроль над большинством русских православных церквей в Великобритании. В этом смысле визит патриарха очень символичен.

Он посещает главный русский православный собор в Лондоне, собор, принадлежащий Русской православной церкви за рубежом, и могилу Антония Блума. Этим он подчеркивает, что есть преемственность, и что наследие Блума сохраняют и развивают