— Господин де Мистура, почему Асад и Россия с такой жестокостью нападают на Алеппо.

— Потому что Алеппо — символический город, это своего рода сирийский Милан, место, которое правительство хочет отвоевать любой ценой, пусть даже за счет нарушения только что подписанных договоренностей между Россией и Соединенными Штатами. В Алеппо, в районе, находящемся под контролем правительственных сил, живет 1 миллион 600 тысяч граждан; 350 тысяч — в районе, контролируемом повстанцами, в этой части 40% населения — дети.— Но почему такое количество людей остались в районе, находящемся под контролем повстанцев? Они используют гражданских и детей как живой щит?

— Используются противобункерные авиабомбы?

— Да, это я могу подтвердить, это бомбы, предназначенные для разрушения бункеров из железобетона, защищающих истребители и другие военные расположения. В Сирии эти бомбы сбрасываются на дома гражданских лиц, чтобы разрушение проникло на много метров под землю, в погреба, где прячутся боевики и местное население. За семь дней этих ударов погибли 98 детей.

— Москва начала это нападение после нескольких месяцев ведения переговоров с Керри. Создается впечатление, что Россия хотела протянуть их до самых выборов, чтобы потом воспользоваться образовавшимся пробелом во власти.

— Я следил за переговорами в течение нескольких недель, видел, с каким участием стороны до поздней ночи с трудом оговаривали мельчайшие подробности. Я не могу отвечать за их искренность, но я был свидетелем их общей вовлеченности. Помимо этого, кроме дипломатии в Сирии, Вашингтоне и Москве есть еще и другие действующие лица, помимо тех, кто вел переговоры.

— Москва заявляет о своей готовности к заключению нового перемирия на 48 часов, Вашингтон же настаивает на семидневном прекращении огня. Откуда идет это расхождение?

— На этот вопрос я не смогу ответить досконально. Соглашение от 9 сентября предусматривает семидневное перемирие перед переходом к новой фазе, и здесь есть два деликатных момента. Россия должна убедить Асада не поднимать в воздух самолеты и вертолеты. А Вашингтон должен будет отделить повстанцев из ан-Нусры/аль-Каиды* от так называемой умеренной оппозиции. Многие не хотят переходить к этой фазе.

— Американцы готовы прервать все отношения с Москвой в плане переговоров, если Асада не принудят к соблюдению перемирия. Что сделают в таком случае русские?

— Стороны достигли сейчас решающего, окончательного момента: если они не остановятся, я не хочу делать никаких прогнозов. При этом я настроен оптимистично, политики знают, когда нужно остановиться.* Террористические организации, запрещенные на территории России