Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Иран – не Сирия, за союз с Тегераном Москве придется побороться

02.09.2016

Страницы: 1 2 3 4

http://www.iran.ru

Ситуация в Сирии начинает напоминать глобальную войну. Смогут ли ключевые внешние игроки — Россия, США, Саудовская Аравия, Турция и Иран — сблизить свои позиции по сирийскому вопросу. Создаваемые вокруг Сирии альянсы, скорее, напоминают ситуативные союзы текущего дня, в которых каждая из сторон  руководствуется своими целями, решая собственные задачи. Даже российско-иранское сотрудничество страдает недостаточной устойчивостью. Интересы Москвы и Тегерана совпадают, однако далеко не во всем. Параметры стратегического российско-иранского партнерства остаются размытыми, недавнее недопонимание по поводу использования российскими ВКС иранской авиабазы в Хамадане указывают именно на это. В США утверждают, что ориентация Ирана на Россию ситуативная, в долговечность союза Москвы и Тегерана не верят и в Европе. Что сможет предложить российская сторона в новых условиях своим иранским партнерам, кроме деклараций о стратегическом сотрудничестве в Сирии?

На одном понимании по Сирии российско-иранского союза не будет

Россия находится в поисках баланса в своих отношениях с ведущими странами Ближнего Востока. Сегодня это получается не совсем убедительно. С Анкарой у Москвы сохраняются разногласия по Сирии, первые шаги к примирению больше указывают на непрозрачность позиций двух стран, чем на принципиальные договоренности о сотрудничестве в регионе. Саудовская Аравия, как и прежде, остается по другую сторону сирийской баррикады, и сигналов готовности к компромиссам с Кремлем не подает. С не менее влиятельным на Ближнем Востоке Египтом отношения России строятся без видимой динамики, есть положительные моменты в отдельных вопросах двусторонней повестки, правда, и явных претензий друг другу Каир и Москва высказывать публично себе не позволяют. На этом фоне отношения с Тегераном выглядят самыми продвинутыми, ирано-российский альянс стал рассматриваться как один из самых сильных аргументов Москвы в пользу своего влияния на Ближнем Востоке.

 

Нет сомнений, что Сирия объединила российско-иранские усилия в регионе, однако оставила открытым вопрос, кто же окажется нужнее Башару Асаду в будущем: Тегеран или Москва? Те, кто считают, что выбор в пользу Кремля очевиден, могут серьезно просчитаться. В том, что правительство Асада устояло под натиском шквала организованных США в странах Ближнего Востока мятежей и разного цвета революций есть немалая заслуга Ирана.

Вашингтон, затеявший ближневосточную вакханалию, в Сирии потерял контроль над ситуацией во многом из-за Тегерана. Поэтому в том, что российская военная авиация взлетала с иранской авиабазы в Хамадане для нанесения ударов по противникам Асада, нет ничего удивительного. Тегеран в этом нуждался для срыва ожидаемого контрнаступления сирийской оппозиции в битве за сирийский Сталинград – Алеппо, где на передовой линии в рядах сирийской армии воюют иранцы, а также союзные им вооруженные формирования ливанской Хезболлы и другие привлеченные Ираном к войне на стороне Асада шиитские силы. Разрешая России пользоваться Хамаданом, Иран исходил из собственных интересов в соответствии с текущими задачами поддержки сирийской армии.

Так получилось, что дальнейшие военные замыслы в Сирии не противоречили российским планам в поддержке Асада, скорее, предоставляли для этого дополнительные боевые возможности. Сокращалась дальность полета, экономилось топливо для заправки бомбардировщиков, увеличивалась бомбовая нагрузка, в итоге повысилась эффективность авиаударов.

Немногие иранские политики, позволившие себе публично высказаться в отношении российского использования аэродрома Шахид Ноже, говорили именно об этом: о дозаправке.  В российской экспертной среде пожелали увидеть в Хамадане дипломатический прорыв на высшем уровне, чтобы окончательно привязать Тегеран к Москве. Оценки отдельных аналитиков зашкаливали на отметке необратимости российско-иранского военного союза с явным прицелом на вытеснение США из региона. Поэтому их разочарование скорым отлетом из Хамадана самолетов российских ВКС понятно, только зачем при этом обвинять иранское руководство  в предательстве?

К примеру, официальный представитель МИД России Мария Захарова не стала комментировать растиражированные в российских СМИ в сомнительном переводе слова

Страницы: 1 2 3 4