Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Запад готовит на Ближнем Востоке диверсию

21.08.2016

Страницы: 1 2

https://regnum.ru
Станислав Тарасов
Возможен ли альянс Путина, Рухани и Эрдогана?

Ближневосточные политико-дипломатические и военные радары фиксируют невероятные перемены. Глава турецкого правительства Бинали Йылдырым не исключает предоставление России права использовать авиабазу Инджирлик. Хотя, как отметил премьер в беседе с группой иностранных журналистов в Стамбуле, Москва с такой просьбой не обращалась. Но «при необходимости база может быть использована», так как «Турция открыла Инджирлик для борьбы с террористами ИГИЛ [запрещена в России], ею пользуются США и Катар, другие страны тоже могут пожелать использовать авиабазу, где ныне действуют также и немцы».

Дело, конечно, не в том, нужна ли российским ВКС турецкая база, а в том, что заявление премьер-министр демонстрирует смену политической ментальности в Анкаре в сторону обретения политического доверия к Москве, которое стало проявляться после встречи и переговоров в Санкт-Петербурге президента России Владимира Путина со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. Это вызывает разную реакцию. Так, когда стали циркулировать слухи о возможном появлении российских ВКС на базе Инджирлик, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что исключает возможность создания Россией и Турцией нового военного союза как альтернативу партнерству НАТО. Потом на Западе стали появляться откровенные намеки на то, что чрезмерное сближение Анкары с Москвой приведет к возникновению в Турции «серьезного внутриполитического кризиса». По мнению турецкого эксперта Эрендора, он «может быть инициирован Западом, ищущим повод, чтобы нагнетать обстановку в Турции».

В свою очередь с примечательным заявлением выступил министр обороны Ирана Хосейн Дехган. По его словам, Тегеран «принимает российские ВКС на базе Хамадан по просьбе сирийского правительства до тех пор, пока в этом есть необходимость». При этом Дехган специально подчеркнул, что «Иран пока не планирует предоставлять Москве другие базы, но при необходимости рассмотрит такую возможность». Таким образом, Турция на словах, а Иран на деле демонстрируют готовность к военно-техническому сотрудничеству с Россией, что соответствует ранее высказанному Эрдоганом заявлению о «решимости рука об руку с Ираном и Россией, во взаимодействии с ними способствовать решению региональных проблем и активизировать усилия по возвращению мира и стабильности в регион».

Конечно, до выстраивания военно-политического альянса Россия-Турция-Иран еще очень далеко, но вряд ли кто-либо будет оспаривать контуры новой расстановки сил на Ближнем Востоке, появление новой геополитической реальности, связанной с потенциальным образованием — впервые в истории региона — нового центра силы. В роли объединяющего фактора выступает Сирия, это тактика. Даже Анкара, несмотря на некоторые противоречивые заявления в адрес сирийского президента Башара Асада, показывает, что эти расхождения носят не стратегический характер, что сближает позиции Анкары не только с Москвой, но и с Тегераном. Вместе с тем справедливо сказать, что на уровне стратегии горизонт заволок туман, поскольку никто не знает как далеко готов пойти Эрдоган, чье противостояние с США и ЕС пока выглядит конъюнктурным, и насколько он будет готов считаться с растущей ролью Тегерана в регионе. А главное, намерен ли турецкий президент шагать вместе с Ираном и в каком направлении, чтобы выйти за исторически сложившиеся, обострившиеся в связи с сирийским кризисом «красные линии» между шиитами и суннитами.

Брюссель, словно чувствуя, что он проиграл прежнюю Турцию, пытается приложить усилия к тому, чтотоверие в отношениях с новой, послепутчевой Турцией. Генеральный секребьерн Ягланд в статье, опубликованной во французской газете Le Monde, вновь обозначает цель — «видеть Турцию в составе европейской семьи». В свою очередь американское издание National Interest утверждает: «Военное присутствие США в регионе гораздо шире, чем у России. И если нас волнует, что Россия опередит нас на Ближнем Востоке, то не из-за перевеса военных сил в этом регионе, а того, что Путин выстраивает коалиции с

Страницы: 1 2