Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Встреча Эрдогана и Путина: почему не стоит ждать прорыва в отношениях с Турцией

12.08.2016

Страницы: 1 2 3 4

http://carnegie.ru
Павел Шлыков

Встреча Эрдогана и Путина в Петербурге, без сомнения, историческая, призванная поставить точку в холодной войне двух президентов, разразившейся после трагедии со сбитым СУ-24, однако ее значение для будущего российско-турецких отношений не столь однозначно. За яркими репортажами и заверениями в дружбе на века – длинный перечень проблем, взаимоприемлемое решение которых пока не просматривается.

Главный посыл саммита лидеров России и Турции в Петербурге состоит в том, что раздоры между Москвой и Анкарой должны отойти в прошлое – теперь и на место воинственной риторики и обмена компроматом приходит привычный для 2000-х годов поиск взаимовыгодного сотрудничества в торгово-экономической, культурной, энергетической и, возможно, даже политической сфере. Адресаты этого послания не только уставшие от искусственной вражды народы России и Турции, о которых говорили Путин и Эрдоган на совместной пресс-конференции, но и Запад, отношения с которым у России крайне непростые, а у Турции стремительно деградируют по целому ряду причин – от лукавого участия в борьбе против ИГИЛ (запрещено в РФ) до гонений на демократические свободы внутри страны. Неудавшийся военный переворот, рост антиамериканизма и напряжение в отношениях Турции с Брюсселем открыли для Москвы дополнительные возможности выстроить заново сотрудничество с Анкарой. Более того, внутри Турции, где значительная часть населения убеждена, что Запад участвовал в подготовке путча, сейчас есть очевидный запрос на альтернативу США, НАТО и ЕС.

Идея такого антизападного союза с Россией не нова. Достаточно вспомнить 2002 год, когда в ответ на требования Брюсселя решить курдский и кипрский вопрос генеральный секретарь Совета национальной безопасности Турции генерал Тунджер Кылынч публично выступил с предложением создать «стратегическую ось» России, Турции и Ирана в противовес «неприемлемым требованиям ЕС». Еще в середине 2000-х годов ощутимые успехи в развитии двусторонних отношений Москвы и Анкары подтолкнули турецкие СМИ к новым интерпретациям «евразийского проекта». Некоторые журналисты стали говорить о том, что российско-турецкие отношения – это пример «формирующегося альянса» против Запада и однополярной внешней политики Вашингтона. Другие увидели в этом желании Москвы включить Турцию в «евразийскую ось», создаваемую Россией, Китаем, Индией и Ираном. Подтверждением этого отчасти служила информация о желании Анкары получить статус государства-наблюдателя в ШОС.

Поэтому звучащие сегодня идеи евразийского партнерства с Россией взамен сотрудничества с Западом по линии ЕС и НАТО вызывают ощущение дежавю. Однако, учитывая уровень зависимости турецкой экономики от европейской, все эти призывы едва ли можно воспринимать всерьез. Не стоит забывать и совсем недавние призывы Эрдогана на саммите НАТО в Варшаве (в начале июня 2016 года) «не допустить превращения Черного моря в русское озеро».

Поэтому завышенные ожидания, что российско-турецкие отношения быстро выйдут на уровень стратегического партнерства, едва ли могут оправдаться даже после теплых слов Эрдогана в адрес Путина и витиеватых заверений в дружбе навек. Ведь фундаментальные расхождения Москвы и Анкары по ключевым вопросам – от ситуации на Ближнем Востоке до конфликта вокруг Украины, от кипрского вопроса до проблемы курдов – никуда не исчезли. И Турция едва ли сможет пойти на компромисс по этим вопросам – это потребует слишком радикальной ревизии ее внешней политики по всем направлениям. Причем ревизии, неприемлемой для основного электората турецкого президента и правящей Партии справедливости и развития – националистов и исламистов.

Между тем диалог по сирийскому вопросу, оставшийся фактически за скобками петербургской встречи Путина и Эрдогана, – одно из базовых условий нормализации политических отношений, и давняя формула «agree to disagree» уже едва ли сработает. Даже дипломатический протокол не помешал российскому министру иностранных дел незадолго до петербургского саммита открыто заявить, что сотрудничество на ближневосточном направлении – ключевой фактор для российско-турецких отношений.

Издержки возрождения «Турецкого потока»

Возрождение «Турецкого потока» было одной из главных тем визита турецкого президента в Россию.

Страницы: 1 2 3 4