Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Проект ТАПИ: геополитический козырь Туркменистана

14.08.2016

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Туркменистана

Как заявил главный экономист Всемирного банка по Европе и Центральной Азии Ханс Тиммер, «благодаря падению цен на энергоносители и ослаблению курса маната Туркменистан может стать более конкурентоспособным на международном рынке. Важным условием выполнения данной задачи является интеграция в систему многосторонних коммерческих отношений». Другими словами, Туркменистан крайне заинтересован в том, чтобы данный трубопроводный проект увенчался успехом. И в самом деле, если взглянуть на последние отчеты Международного валютного фонда по экономике Туркменистана, то можно прочесть следующее: «Ожидается, что в результате экономических потрясений рост ВВП снизится с 10% в 2014 г. приблизительно до 7% в 2015 г. и далее до 6% в 2016 г. Падение произойдет на фоне стагнирующих цен на нефть и газ и нулевого роста добычи данных энергоносителей, а также на фоне сокращения инвестиционной части госбюджета. Также ожидается ослабление платежного баланса по текущим операциям и баланса госбюджета на фоне сокращения выручки от экспорта энергоносителей». Для экономики, в которой на углеводородную отрасль приходится 35% ВВП, 90% экспорта и 80% поступлений в госбюджет, долгосрочное падение выручки связано с очень высокими рисками.

В настоящее время Туркменистан переживает кризис в сфере экспорта углеводородов. Это одна из основных причин, по которой президент Г. Бердымухамедов столь энергично поддерживает проект ТАПИ. Поставки газа в Россию, достигавшие 42,3 млрд м3 в 2008 г., к 2015 г. постепенно снизились до 4 млрд м3 . С 2016 г. «Газпром» не импортирует туркменский газ. Данная тенденция обусловлена четырьмя основными факторами: во-первых, это газовый спор 2009 г., возникший после аварии на газопроводе из Туркменистана в Россию, в результате которого ВВП Туркмении сократился на 25%; во-вторых, это запуск газопровода «Центральная Азия — Китай», состоявшийся в конце 2009 г. и внесший коренные изменения в расстановку приоритетов для Туркменистана; в-третьих, это заявления «Газпрома» о невыгодности закупок туркменского газа; наконец, в-четвертых, это рецессия российской экономики, по текущим оценкам, сократившейся в 2015 г. на 3,7% на фоне санкций и падения цен на углеводородное сырье.

Перспективы поставок газа в Иран также представляются весьма сомнительными. С количественной точки зрения, объемы поставок никогда не были сопоставимы с теми, что направлялись из Туркмении в Россию или в Китай: с 2006 по 2013 гг. совокупные закупки туркменского газа Ираном составили не более 56,47 млрд м3. В 2013 г. Тегеран попросил, чтобы закупки туркменского газа были переведены в формат «газ в обмен на товары». Ашхабад был непреклонен, в результате чего разрушился фундамент, на котором держались энергетические связи с Ираном. В августе 2014 г. представители Ирана объявили о возможности полного отказа от покупки туркменского газа, заявив, что в результате запланированного увеличения собственной добычи необходимость в импорте голубого топлива отпадет уже 2017 г. Несмотря на безапелляционный тон данных заявлений, в ноябре 2014 г. было подписано соглашение, по которому Иран обязался и впредь закупать газ у Туркмении, и всего в 2014 г. Тегеран импортировал 6,5 млрд м3 туркменского газа [2]. Тем не менее негативная тенденция очевидна.

Проект ТАПИ имеет ключевое значение для Ашхабада, заинтересованного в снижении зависимости от Пекина и извлекшего урок из зависимости от Москвы, длившейся десятилетиями. Поэтому диверсификация партнерств имеет для Туркменистана высший приоритет.
Сегодня основной покупатель туркменского газа — Китай, пришедший на смену России. За период с 2009 по 2013 гг. двусторонняя торговля газом выросла на 800% и в 2014 г. достигла 25,9 млрд м3, что, однако, меньше оговоренных «Туркменгазом» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией 30 млрд м3. Только за первые три месяца 2016 г. Туркменистан поставил в Китай 10,6 млрд м3 газа, что на 33% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. Согласно Статистического отчету мировой энергетики за 2016 г., опубликованному компанией BP, в 2015 г. доля Туркменистана в экспортных поставках газа в Китай по трубопроводам составила 81%. С другой стороны, 35,8% всего газа, импортированного Китаем, было поставлено Туркменией.

Иными словами, проект ТАПИ имеет ключевое значение для Ашхабада, заинтересованного в снижении зависимости от Пекина и извлекшего урок из зависимости от Москвы, длившейся десятилетиями. Поэтому

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7