Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Проблемы противостояния террористической угрозе в условиях ее перехода на новый организационный уровень

17.06.2016

Выступление А.Медведева, исполнительного директора АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт»» в ходе Международной конференции «Международное сотрудничество по противодействию деятельности террористических и экстремистских организаций в условиях развития современных коммуникационных технологий».

Кыргызская Республика, Иссыкульский район, с. Сары-Ой (большой конференц-зал Центра отдыха «Карвен Четыре сезона»).

Уважаемые участники конференции!

Разрешите, прежде всего, поприветствовать Вас и выразить признательность организаторам за возможность участия в столь интересном по составу и информативном мероприятии, а также возможность коротко выступить и представить нашу организацию перед столь уважаемой аудиторией.

Обсуждаемая сегодня повестка дня носит весьма специфический характер, свойственный в большей степени для мероприятий закрытого характера. Однако, безусловно, терроризм и иная экстремистская деятельность[1] затрагивает широкие слои общества, в связи с чем противодействие им требует выработку комплексного подхода, задействование всех возможных ресурсов, при этом не только политических органов и правоохранительных структур заинтересованных государств и возможности международных организаций, но и подключение конструктивно настроенных элементов гражданского общества, которое может оказать содействие в общем деле. Поэтому еще раз искренняя благодарность организаторам за смелость, неформальный и ответственный подход к организации нашей встречи.

Текущие события в различных регионах мира показывают, что терроризм, религиозный экстремизм, международная преступность, включая незаконный оборот оружия и наркотических средств, торговлю людьми, незаконная миграция превратились в крупнейшие угрозы современного мира.

При этом попытка создания на захваченных международной террористической организацией ИГ территориях Ирака и Сирии собственного квази-государства свидетельствует о переходе современного терроризма на новый организационный уровень.

Угрозы экстремизма и терроризма не имеют границ, они давно приобрели международный характер и затрагивают все государства, независимо от их военной, экономической мощи и вероисповедания.

Обстановка во всем мире, особенно в Центрально-Азиатском регионе, на Ближнем и Среднем Востоке и Африке становится все более нестабильной и напряженной, что связано, как с углублением глобального неравенства, провоцирующего появление террористических идейных концепций и экстремистских групп, усилением межгосударственных противоречий и выходом террористических структур на новый организационный уровень, появление у них новых возможностей, которые открыли перед ними новые технологии и средства коммуникации.

Многочисленные террористические организации и группировки постоянно видоизменяются и эволюционируют. При этом наблюдается расширение прямых связей «Аль-Каиды» и отколовшейся от нее террористической организации «Исламское Государство в Ираке и Леванте» (ИГИЛ) с религиозными экстремистами в странах Центральной Азии, Закавказья, на территории РФ для пополнения своих рядов боевиками, имеющими опыт внутренней борьбы с властями. Стоит также иметь в виду, что при любом варианте дальнейшего развития ситуации в регионах, где обосновались террористические структуры, неизбежно возникнут проблемы, вызванные возвращением террористов-иностранцев в страны, из которых они прибыли. По оценке европейских исследователей, это как минимум 1/3 от первоначального их количества (другая 1/3 погибает, оставшаяся никогда не возвращается в страны, из которых они выехали). Таким образом, в последние годы перед правоохранительными органами и спецслужбами наших стран встала дополнительная задача по розыску лиц, участвовавших в вооруженных конфликтах на стороне террористических организаций.

При этом больше всего нас беспокоит нарастание террористической угрозы, вызванной перегруппировкой сил террористических организаций, которые, как вследствие собственного усиления, так и в результате действий политических игроков, пытающихся манипулировать их деятельностью, вплотную приблизились к внешним границам СНГ. В этой связи особое беспокойство вызывает ситуация в Афганистане, где, как это уже очевидно, ситуация в обозримом будущем будет определяться движением «Талибан», которое коалиция во главе с США не сумела ни разгромить, ни подавить. Безусловно, Россия в ближайшей и среднесрочной перспективе, скорее всего, не столкнется с военной угрозой, исходящей непосредственно с территории Афганистана. Однако безопасности России напрямую угрожает идущий из Афганистана поток наркотиков, который проходит через территории стран Средней Азии и Казахстана, и ориентирован преимущественно на российский рынок. Другим серьезным риском является продолжение превращения Афганистана в территорию базирования, подготовки и укрытия боевиков и террористов, нацеленных на борьбу с Россией и на территории РФ.

Отрадно, что, судя по содержанию предшествующих выступлений, упреждающие совместные меры национальных структур безопасности, пограничных и иных компетентных органов государств-участников СНГ на внешних границах СНГ в целом позволяют отслеживать развитие обстановки и избежать внезапного переноса негативных событий, формируемых вблизи границы на территории стран Содружества. Однако постоянная угроза дестабилизации, в частности, в Ферганской долине, где не уменьшаются экономические проблемы, не спадают межэтнические противоречия, при этом наблюдается рост популярности радикально-исламистских воззрений среди граждан Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, не дают повода для оптимизма.

Сохраняющаяся тенденция укрепления транснациональных связей экстремистских организаций позволяет сделать вывод о переходе террористической угрозы на новый организационный уровень. Террористические и экстремистские организации все активней традиционно используют в своих целях возможности и каналы организованной преступности.

Так, на афганском направлении внешних границ СНГ только по официальным, подтвержденным, данным действует более 40 устойчивых крупных наркогруппировок.  При этом, настораживает то, что по официальной статистике, из общего числа пресеченных наркопреступлений, совершенных, например, в 2014 году в Азербайджане, Казахстане, Кыргызстане, России, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане 49,24% составляет сбыт наркотических средств, 49,42% — иные преступления (хранение без цели сбыта, культивация, содержание притонов и другое) и лишь 1,34% — контрабанду наркотиков через границу.

Доходы от контрабанды наркотиков (наряду с доходами от торговли людьми и человеческими органами, контрабандной продажи культурных ценностей и в последнее время углеводородов, иных криминальных действий) являются серьезным источником финансирования терроризма. В этой связи на международном уровне борьба против незаконных производства и оборота наркотических средств должна быть признана в качестве неотъемлемой составляющей борьбы с террористическими и экстремистскими организациями.

К традиционным террористическим угрозам в последние годы добавились преступления террористического характера в информационно-телекоммуникационных сетях, включая ведение пропагандистской и вербовочной деятельности, совершение актов кибертерроризма, совершаемые с применением информационно-коммуникационных технологий и вредоносных программ. В сети Интернет действуют тематические сайты практически всех международных террористических организаций. Сегодня можно говорить о появлении системы Интернет-ресурсов, 90% которых находится за пределами СНГ, ориентированных на религиозно-идеологическую подготовку будущих членов террористического подполья. Через них ведется информационное сопровождение действий террористической направленности (размещение инструкций по изготовлению взрывных устройств, организации и проведению терактов), демонстрация силы и возможностей международных террористических организаций; поддержание связи между субъектами террористической деятельности; пополнение социальной базы терроризма; религиозное обучение; идеологическая обработка и радикализация взглядов потенциальных участников террористических групп; сбор средств для финансирования террористической деятельности.

Переход террористической угрозы на новый организационный уровень резко снижает эффективность существующих сегодня инструментов и методов, призванных остановить распространение терроризма и предотвратить террористическую деятельность. В этой связи представляется необходимым как можно быстрее выработать единый подход к оценке как текущих, так и потенциальных террористических угроз, в том числе в рамках дальнейшего укрепления сотрудничества между правоохранительными органами и спецслужбами стран СНГ, унифицировать подход к определению таких понятий, как «терроризм», «насильственный экстремизм» и как следствие общие принципы по вопросу о законодательном запрете международных террористических организаций. Это   позволит выработать общую доктрину противодействия терроризму и будет способствовать наращиванию единого контртеррористического потенциала.

К данной работе видится возможным активнее привлекать структуры гражданского общества, связанные с общественной дипломатией.

Какой вклад могут внести конструктивно настроенные представители гражданского общества наших государств и субъекты общественной дипломатии, аналогичные возглавляемой мною автономной некоммерческой организации? Как минимум, их видится два.

Во-первых, хочу проинформировать, что недавно в Москве создан Союз некоммерческих организаций РФ. В него вошли российские НКО, имеющие положительный опыт реализации проектов и программ оказания социальных услуг, а также в области социального предпринимательства. То есть — это вполне здоровые и конструктивно настроенные субъекты гражданского общества, имеющие собственный конкретный положительный опыт. В том числе, такие специализированные организации, как «Национальный Комитет Общественного Контроля» и «Московский антикоррупционный комитет» при Московской торгово-промышленной палате, членом которых я так же являюсь. Так вот,  в рамках созданного Союза НКО РФ, одними из целей которого являются содействие развитию механизмов и форм государственно-частного партнерства, осуществление общественного контроля и содействие противодействию коррупции, могло бы стать создание направления деятельности по профилактике религиозного экстремизма в обществе, прежде всего, в молодежной среде, а также формированию у населения религиозного сознания, соответствующего традициям и культурным ценностям светского государства. К сожалению, приобщение многих из числа молодежи к террористической и экстремистской деятельности связано с недостатком образования в области религии, международного и национального законодательства.

Во-вторых, это проводимые по нашей инициативе международные мероприятия, направленные на поиск выхода из сложных, зачастую конфликтных региональных и международных ситуаций. По моему глубокому убеждению, одной из причин роста террористической активности является обострение международных отношений, включая периодически возникающие кризисы в двусторонних отношениях.  Как бы это ни было печально, использование террористических организаций против государства-оппонента, к сожалению, известная практика в деятельности спецслужб.  В своей деятельности мы исходим из постулата о том, что «не существует дружественных спецслужб, существуют спецслужбы дружественных государств». В этой связи мы убеждены в необходимости нормализации, например,  российско-турецких отношений. Начать этот процесс видится возможным именно по линии общественной дипломатии.

Однако никакие усилия гражданского общества не смогут остановить распространение террористической угрозы в случае отсутствия эффективных государственных институтов или в ситуации, когда социально-политическая система страны разрушена в результате социального хаоса или деструктивного внешнего вмешательства (нужно отметить, что в последнее время эти факторы все чаще сочетаются). По моему мнению, росту террористической активности, в том числе все более частому появлению внутренних источников террористических угроз способствуют интенсификация противоречий и религиозного противостояния между Востоком и Западом, кризисы в двусторонних отношениях (по примеру российско-турецких сегодня), общая болезнь для всех наших стран под названием коррупция. Существует оценка, согласно которой «Люди ищут справедливости в исламе, потому что не могут найти ее в светском государстве. Не хотите, чтобы исламисты набирали популярность — постройте нормальное государство. Если все государственные институты хорошо работают, то перестраивать ничего не надо, ислам остается религией, а не становится протестной идеологией».

 

Отдельно мне хотелось бы коротко остановиться на ситуации в Афганистане, которая представляет угрозу не только для постсоветских государств, но и для стран Евросоюза: сегодня до 30% беженцев в ЕС являются выходцами из Афганистана. Так, по официальным данным ЕК в 2015 году в ЕС нелегально прибыло более 150 тысяч афганцев.

Коалиционное правительство уже полтора года находится в стадии становления, эффективность его работы невысока, соответственно возможности по обеспечению безопасности весьма ограничены, в том числе ввиду непрекращающихся противоречий внутри правящего блока. Всем соседям нужен стабильный, единый, нейтральный Афганистан, однако над ним висит угроза распада по ливийскому варианту.

            Особую тревогу вызывает ситуация на севере Афганистана. В результате широкомасштабной операции армии Пакистана на территории Северного Вазиристана в июне 2014 года под кодовым названием «Зарби Азб» значительное число террористических группировок передислоцировались в северные провинции Афганистана, где стали активно участвовать в боевых действиях против афганских правительственных сил.  По имеющимся официальным данным афганского МВД, только в первом полугодии 2015 года армия и полиция потеряли 4950убитыми и ранеными против 2900 за аналогичный период 2014 года.

Ситуация в Афганистане характеризуется нарастанием активности международных террористических организаций. Такие международные террористические организации как «Исламское государство», «Исламское Движение Талибов Афганистана (далее ИДТА)», «Исламская партия Туркестана (бывшее «Исламское движение Узбекистана»)», «Исламское Движение Восточного Туркестана (далее – ИДВТ)», «Союз исламского джихада», религиозно-экстремистская партия «Хизб ут-Тахрир» и другие представляющие глобальную угрозу всему мироустройству, координируют свои действия с местными экстремистскими структурами.

Ряд само образовавшихся вооруженных формирования уже заявили о своей преданности идеалам МТО ИГ и пытаются действовать в Афганистане от его имени и под его флагом. Представители МТО ИГ активно проводят пропаганду и вербовку среди молодых малоимущих афганцев, а также в среде рядовых членов и полевых командиров различных бандформирований. К МТО ИГ в Афганистане вошли также отдельные отряды бывшего ИДУ, ИДВТ, «Исламского движения в Хорасане», что было определено ослаблением привлекательности указанных территориальных экстремистских формирований и недостаточности их финансирования (то есть основным мотивом их участия в ИГ является материальная выгода). Численность боевиков ИГ определить точно весьма затруднительно, но с уверенностью можно говорить об их присутствии  в восточных, западных и северных провинциях ИГА.

Главным соперником ИГ в Афганистане сегодня является движение «Талибан», которое представляет собой сетевую структуру, в которой отдельные организации, входящие в нее, пользуются большой степенью самостоятельности. Единое командование, подчиняющееся Шуре, руководящему органу талибов, выносит решения лишь по самым принципиальным вопросам, предоставляя полевым командирам большую свободу действий.

Зона активности «Талибан» с весны  2016 года весьма обширна. На юге Афганистана в нее входят провинции — Гельменд (здесь выращивается до 80 процентов опиумных культур, являющихся сырьем для изготовления героина) и Кандагар; на востоке — Нангархар, Кунар, Пактия, Пактика, Хост (здесь сильны позиции клана Хаккани); на севере — Фарьяб, Баглан, Бадгис, Кундуз; в центре — Газни, Каписа (город Газни, по оценкам афганских силовиков, является сейчас одной из целей талибов). Наибольшую поддержку талибы получают в районах компактного проживания пуштунов.

Тактика талибов — не контроль над территориями, а внезапные атаки, нападения на уезды, поселки, города, максимальное разрушение их инфраструктуры и отход в районы базирования или в соседний Пакистан. Талибы активно используют террористов-смертников, в том числе из числа детей и подростков, подготовкой которых занимаются в специальных лагерях.

Правительство в Кабуле еще в начале мая объявило о начале наступления на талибов «по всем фронтам». Доказательством серьезности намерений властей стало сообщение о ликвидации 29 мая силами безопасности Афганистана десяти полевых командиров «Талибана» на севере страны.

Пока трудно сказать, насколько успешным окажется это наступление, и какие меры примут в связи с активизацией талибов внешние игроки, действующие в регионе, в том числе США и КНР. К сожалению, в настоящее время экспертная оценка ситуации в Афганистане зачастую отстает от текущих событий и не учитывает всего комплекса отношений, существующих между силами, определяющими степень и характер террористической угрозы, исходящей из этой страны.

На мой взгляд, оценку текущей оперативной ситуации в Афганистане, которая звучит на закрытых мероприятиях, и которую делают профессионалы из министерств обороны или спецслужб, необходимо как-то «подружить» с открытым информационным пространством, наполнением которого занимаются гражданские журналисты и эксперты.

Поэтому опыт АТЦ СНГ, организовавшего сегодня данное мероприятие, а также ОДКБ, создавшей Аналитическую ассоциацию ОДКБ, куда вошли наряду с отставными военными и чисто гражданские эксперты – как раз тот правильный путь, проложив который можно будет исправить сложившуюся, на мой взгляд, негативную ситуацию в информационном пространстве наших государств, где квалифицированная экспертиза зачастую выдавливается ура-патриотизмом или неумной пропагандой, направленной на самообман общества.

Переход террористической угрозы на новый организационный уровень повышает ответственность экспертного сообщества, которое обязано выявить новые источники и каналы распространения этой угрозы и предложить новые средства для борьбы с нею. И в этой связи мне бы еще раз хотелось бы подчеркнуть важность мероприятий, подобных нынешнему, проведение которых является неотъемлемой частью противостояния экспансии террористических структур.

[1] В выступлении под терроризмом понимается не только конкретные действия, но и идеологические концепции, оправдывающие и утверждающие насилие, главная цель которых заключается в том, чтобы повлиять на политику государства или сформировать новый общественный строй (так, например, нацистские организации являются по своей сути террористическими, даже если не совершают насильственные действия). Экстремизм – более широкое понятие, включающее, в том числе, терроризм и его оправдание, попытки насильственным образом сменить государственный строй, а также призывы к дискриминации или возбуждение вражды по социальному, расовому, национальному или религиозному признакам.