Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Парламент разрывается на части

04.06.2016

Страницы: 1 2 3

www.gazeta.ru

Екатерина Шульман о том, что происходит в Думе за четыре месяца до конца ее работы

Триумф Яровой, бунт благотворителей, самострой в обмен на тюрьмы и дачные домики под угрозой. По просьбе «Газеты.Ru» политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС Екатерина Шульман каждый месяц рассказывает о том, на что Госдума шестого созыва тратит время своей последней сессии и как это повлияет на нашу жизнь.

Депутат, как известно, живет не только в рамках общечеловеческого хронотопа «день да ночь — сутки прочь», но и по особому депутатскому времени, называемому также электоральным циклом. Различие депутатского времени и общечеловеческого в том, что первое может быть сокращено или увеличено искусственным путем: так, срок работы VI созыва Государственной думы сперва сократили на полгода (перенеся выборы с декабря на сентябрь), потом еще на две недели (перенеся выборы с конца сентября на середину).

До последнего момента предполагалось, что финальная весенняя сессия 2016 года продлится до середины июля, дабы успеть рассмотреть и принять все то, что должно было быть рассмотрено и принято. Но 17 мая палата приняла постановление, сокращающее время ее работы до 25 июня.

Тут надо понимать, что парламентские недели бывают трех видов: пленарные, когда происходят пленарные заседания и заседания совета Думы (то есть, собственно, депутатская работа), так называемые «комитетские», когда заседают комитеты, комиссии и фракции, и недели «работы с избирателями», когда в Думе никого нет, а чем депутаты заняты — неизвестно (работа с избирателями — понятие туманное).

При этом в комитетские недели тоже особенно никто не работает, поскольку руководители комитетов, дабы, как выражаются в сети, два раза не вставать, предпочитают назначать свои заседания на пленарные недели, когда есть шанс собрать хоть кого-то (приехали на пленарное, заодно и родной комитет посетили).

Это сильно снижает вдумчивость парламентской работы, но зато оставляет много свободного времени для чего-то более увлекательного, чем законотворчество.

Последнее пленарное заседание прошло 20 мая, а очередной пленарный период, последний в этом созыве, с 6 по 25 июня.

Объясняется такое сокращение рабочего времени обычно тем, что депутаты стремятся поскорее попасть на свои избирательные участки. Альтернативное объяснение для любителей конспирологии и политического коварства: «Оппозицию лишают возможности использовать думскую трибуну в агитационных целях».

На самом деле никакой «оппозиции», могущей забраться в Большой зал на Охотном Ряду и там прокричать нечто свое, заветное, не существует: представителям системных партий доступна куда более заметная трибуна — телевизионная, а внесистемных в Думе нет (закрывать сессию на полмесяца раньше ради одного Дмитрия Гудкова при всем уважении к нему как-то избыточно).

А вот для членов «Единой России», которым нечем особенно порадовать избирателя в личном качестве, на пользу как раз думская активность, ибо она закрепляет в глазах телезрителя их иерархический статус.

За «Единую Россию» голосуют не потому, что она хорошая или делает полезное, а потому, что там начальники сидят, следовательно, за них голосовать положено.

Но беда в том, что законодательная деятельность как таковая — само присутствие новостей о новых законах в информационном поле — является для избирателей раздражающим фактором. Государственная дума никогда не была особенно популярна (в июле 2011 года, по данным Левада-центра, ее деятельность не одобряли 65% респондентов, в мае 2015-го — 50%, в марте 2016-го — 54%, в мае 2016-го — 56%). Законотворческий активизм VI созыва привел к тому, что чем больше депутаты мелькают перед глазами, тем хуже к ним относятся (одно из свидетельств тому — низкие результаты медийных фигур на праймериз «Единой России», московские звезды равно раздражают и региональное начальство, и провинциального избирателя).

С практической точки зрения сокращение пленарного времени обозначает, что обе отмеченные нами в прошлом выпуске тенденции — «принимай закон, вокзал уходит» и «любой сомнительный проект оставь новому созыву» — в равной степени усиливаясь, разрывают парламентскую повестку на части.

Понимание того, что если не сейчас, то уже никогда, привело к невиданному в думской практике явлению — принятию законопроекта раньше намеченного срока (позже плана —

Страницы: 1 2 3