Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Итоги выборов в Иране

03.03.2016
Метки: ,

Страницы: 1 2 3

http://haqqin.az
Игорь Панкратенко

Итоги иранских выборов-2016 в Меджлис и Совет экспертов еще не были официально объявлены, а большинство масс-медиа уже поспешили заявить об «убедительной победе реформаторов». Источником оптимизма служили данные по Тегерану, где кандидаты от «консерваторов» и «независимых» не сумели выиграть ни в одном из тридцати округов. Но вскоре начали приходить данные из провинций, и стало понятно, что говорить об «убедительной победе» как минимум преждевременно.

По итогам первого тура 10-х выборов в Меджлис ситуация выглядит гораздо сложнее, чем чья-то победа или чье-то поражение. Более того, наблюдатели столкнулись с откровенной магией иранской политики, вмешательство которой еще больше запутывает картину раскладов в политическом поле Ирана и затрудняет ответ на вопрос об итогах и последствиях выборов, состоявшихся 26 февраля в Исламской республике.

Впрочем – по порядку. И начать стоит с цифр. Показатель средней явки избирателей по стране серьезно «гулял» от провинции к провинции и, в конечном итоге, составил по данным МВД Ирана около 62 процентов (в 2012 году – 64%). Причем если в том же Тегеране количество проголосовавших составило 48 процентов от общего числа проживающих там избирателей, то в ряде округов она доходила и до 70-75.

Уже известно, что количество женщин-парламентариев в Меджлисе 10-го созыва увеличится до 20-ти, причем 14 из них представляют коалицию «реформаторов» (о том, почему реформаторы, консерваторы и независимые пишутся мною в кавычках – чуть ниже).

По итогам голосования, даже с учетом второго тура, который состоится через месяц, в апреле, состав депутатов Меджлиса обновился на 68 процентов. И только 32% членов прежнего Совета экспертов смогли сохранить свои места.

По официальным данным, количество мест в парламенте для трех, принимавших в них участие коалиций – «консерваторов», «реформаторов» и «независимых» — распределилось следующим образом: «консерваторы» — 103 места (в 2012 — 195), «реформаторы» — 95 (в 2012 — 30), «независимые» — 14 (в 2012 — 60). Как и предусмотрено конституцией страны, 5 мест принадлежат конфессиональным меньшинствам – ассирийцам, зороастрийцам, иудеям и последователям армянской церкви. Судьба еще 69 парламентских кресел будет решена во втором туре. Приведенных цифр вполне достаточно, чтобы понять – ни одному из участвовавших в выборах блоков не удалось достичь заветного числа 146 – то есть, количества мест, требующихся для парламентского большинства.

Ситуация с выборами в Совет экспертов выглядит следующим образом – 27 мест из 88 получили «консерваторы», 20 – «реформисты», 41 место заняли «независимые».

Что могут Меджлис и Совет экспертов?

Чтобы понимать внутриполитические итоги прошедших выборов и окружавший их драматизм, нужно четко представлять себе место и Меджлиса, и Совета экспертов в политической системе Ирана – созданном великим имамом Хомейни сложнейшем механизме сдержек и противовесов.

Если упрощать – впрочем, не так уж и сильно – иранский парламент является «головной болью» для администрации действующего президента, причем не так уж важно, какая у этого президента фамилия – Рухани, Ахмадинеджад или как-то еще.

Меджлис утверждает бюджет, ратифицирует международные соглашения, принимает законы, но не это самое главное. Важнее то, что во-первых, парламент может снять с должности любого министра, а при необходимости (наличии двух третей голосов) – поставить перед Верховным лидером страны вопрос о несоответствии президента занимаемой должности. И тот может такого президента запросто уволить без всяких референдумов и других бюрократических процедур.

Во-вторых, без одобрения Меджлиса президентская администрация не может получать иностранные займы, осуществлять приватизацию объектов, относящихся к «национальному достоянию» и даже просто нанимать на работу в правительственные учреждения иностранных экспертов. И кроме того, в прямом подчинении Меджлиса находится Финансовый суд страны, аналог Счетной палаты, который в соответствии с конституцией Ирана «проверяет или инспектирует все счета министерств, государственных предприятий, учреждений и других структур, которые хоть в какой-то степени используют государственный бюджет страны, дабы убедиться в том, что расходы не превысили утвержденные кредиты и что каждая сумма потрачена правильно».

То есть, без

Страницы: 1 2 3