Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Чёрная метка саудовских «ястребов»

24.03.2016

Страницы: 1 2 3

http://gazeta-pravda.ru
Сергей Кожемякин

В водоворот ирано-саудовского противостояния втягиваются всё новые страны. Возрастающее давление со стороны Эр-Рияда испытывает Ливан, вся вина которого состоит в нежелании следовать в фарватере агрессивной политики королевства. Ради получения нового плацдарма Саудовская Аравия готова ввергнуть страну в гражданскую войну.

Ливанская мозаика

Уступая своим соседям по территории и численности населения, Ливан всегда играл важную роль в региональной политике. Связано это и с географическим положением страны, являющейся своего рода воротами Ближнего Востока для Запада, и с уникальной этноконфессиональной структурой. Ливанское общество представляет собой мозаику самых различных народов, религий и культур, умещающихся на территории, вчетверо меньшей, чем Московская область. Население примерно поровну поделено между христианами и мусульманами, причём вторые представлены равным числом суннитов и шиитов (по 27 процентов каждая из общин). Что касается христианства, то Ливан можно назвать настоящим заповедником, где сохранились древние и практически нигде больше не встречающиеся течения — Маронитская, Халдейская, Ассирийская церкви и целый ряд других направлений.

Понятно, что классическая западная демократия для Ливана равнозначна гибели. Здесь выработана собственная политическая модель, предполагающая доступ к власти всех более или менее крупных общин. Например, президентом страны должен быть христианин-маронит, премьер-министром — суннит, а спикером парламента — шиит. Квоты действуют также при формировании парламента и правительства.

Оборотной стороной этноконфессиональной разнородности является уязвимость Ливана перед интригами внешних сил. Разжигая накапливавшиеся веками противоречия, они пытаются стравить различные группы населения и тем самым добиться влияния. С момента обретения независимости в 1943 году Ливан пережил две гражданские войны, последняя из которых продолжалась 15 лет и унесла жизни 150 тысяч человек.

Сегодня здесь разжигается пожар нового гражданского конфликта. Целью провокаторов является не столько сам Ливан, сколько соседняя Сирия, а также Иран. Задача облегчается тем, что страна фактически расколота пополам и переживает острый внутриполитический кризис. Парламент состоит из двух альянсов, один из которых («Коалиция 8 марта») поддерживает Башара Асада, а второй («Коалиция 14 марта») — выступает против законного сирийского правительства. Расколото и правительство, являющееся коалиционным и состоящее из представителей обоих блоков.

Фактический паралич исполнительной власти усугубляется отсутствием президента, которого не могут избрать почти два года. Если шииты Ливана поддерживают «Коалицию 8 марта», а сунниты — «Коалицию 14 марта», то партии христиан-маронитов (из числа которых и должен быть избран президент) разделены между двумя альянсами. Каждый из блоков выдвигает собственного кандидата, но набрать необходимое количество голосов депутатов ни один из них не может. 2 марта состоялась очередная, 36-я по счёту попытка утвердить главу государства. Как и прежде, неудачная.

Отсутствие президента не позволяет стране провести и новые парламентские выборы. Нынешний депутатский корпус был избран ещё в 2009 году и, по мнению многих жителей, не является легитимным.

Ультиматум за несговорчивость

На этом фоне вокруг страны разворачивается ожесточённая геополитическая схватка. С началом гражданской войны в Сирии противники Дамаска пытались превратить Ливан в плацдарм оппозиционных Асаду сил. При этом они опирались на «Коалицию 14 марта», чей лидер — миллиардер Саад Харири — теснейшим образом связан с Саудовской Аравией. Через Ливан сирийская оппозиция стала получать оружие, на территории страны находили убежище боевики. Мало того, радикальные исламисты пытались захватить власть в самом Ливане. Летом 2013 года вспыхнул мятеж в городе Сайда. Его предводитель шейх Ахмед аль-Асир провозгласил джихад и призвал к созданию «исламского эмирата». Несмотря на подавление мятежа, насилие продолжалось. По стране прокатилась серия терактов, а в августе 2014-го началось открытое вторжение боевиков «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры» в Ливан. Они захватили город Арсаль

Страницы: 1 2 3