До сих пор ислам на Балканах был открыт для мира и либерален. Интервью с политологом Ксавье Бугарелем (Xavier Bougarel).

Neue Zürcher Zeitung: Балканы сейчас, похоже, являются самым безопасным регионом Европы, если говорить об угрозе, исходящей от исламского террора.

Ксавье Бугарель: У меня тоже было такое ощущение, когда я во время терактов в Париже был в Сараево. Но нельзя забывать, что в Боснии тоже случались теракты, хотя и с меньшим количеством жертв. Тем не менее, опасность терактов существует и на Балканах.

— Однако это что-то новое.

— Тут надо понимать разницу. После войны в Боснии 1992-1995 годов случались нападения боснийцев на возвращенцев из Хорватии. Нападавшие во времена войны воевали вместе с иностранными моджахедами. Но это были локальные эпизоды. Новой является глобализация террористического «джихада». Его балканские участники родились, как правило, уже после югославской гражданской войны, но их предводители находятся под сильным влиянием той войны. В этом смысле вполне можно говорить как бы о ее продолжении. Балканы всегда очень остро реагировали на кризисные ситуации в прилегающих к Европе регионах. Вот и сейчас можно говорить именно об этом — я имею в виду миграционный кризис и конфронтацию между ЕС и Россией. Оба эти фактора отразились на ситуации на Балканах.

—  Балканские мусульмане в большинстве своем отличаются от маргинальных мусульманских иммигрантов в пригородах французских городов — они намного более уверены в себе и крепче стоят на ногах в социальном плане. Таким образом, они менее восприимчивы к радикальному исламизму.

— Между ними есть различия, но есть и общие черты. Хотя в обоих случаях речь идет о меньшинствах, у балканских мусульман после ухода с этой территории Османской империи было 140 лет на то, чтобы привыкнуть к новому положению дел. К тому же после выхода Боснии и Косово из состава Югославии они перестали быть в этих странах меньшинством. В свою очередь, для мусульман в Западной Европе, переселившихся туда после Второй мировой войны из Алжира или Турции, статус меньшинства является «новинкой». Кроме того, после 1945 года коммунистические режимы на Балканах усиленно «поработали» над развитием светских государств, в связи с чем влияние ислама там ослабло. В новых странах, возникших после распада Югославии, ситуация в этом смысле осталась неизменной. Тем не менее, потенциал для радикализации тамошних мусульман имеется.

— Что вы имеете в виду?

— Верующие мусульмане внутри исламского населения Балкан по-прежнему составляют меньшинство. Однако эта группа развивается, становится более многообразной — практически так же, как в Западной Европе. Возникают новые, иногда опасные разновидности вроде воинственного салафизма. Его сторонники на Западе и на Балканах очень похожи друг на друга — это молодые люди из неблагополучных семей. На Балканах они происходят в основном из категорий населения с неопределенной национальной принадлежностью: в Болгарии это, например, помаки, в Македонии — торбеши. В Боснии, где большинство населения составляют боснийцы, джихадистами становятся в основном люди из диаспоры.

— Этому все активнее сопротивляются традиционные исламские общины. Их представители утверждают, что исповедуют «европейский ислам». Такие претензии с их стороны оправданны?

— Да, если они имеют в виду, что являются одновременно европейцами и мусульманами. Тем самым они подчеркивают законность пребывания мусульман на Балканах, которая была поставлена под сомнение в ходе войны сербской и хорватской сторонами.

Этот вид ислама можно назвать «европейским», если он, по меньшей мере, признает авторитет светского государства. Это, несомненно, является результатом коммунистической эпохи. В то же время не оправданны претензии на то, чтобы считать, что это – модель ислама  для всей Европы, как утверждает бывший лидер боснийских мусульман Рейс Мустафа Черич (Reis Mustafa Ceric). Для этого недостает ни общин на Балканах,