Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Михаил Крутихин: «России был бы выгоден конфликт в Персидском заливе»

06.01.2016

rfi.fr
После незначительного повышения на фоне напряженности на Ближнем Востоке, цены на нефть в среду, 6 января, упали до 11-летнего минимума. Цена барреля нефти марки Brent упала ниже 35 долларов. Партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин в интервью RFI рассказал, повлияет ли конфликт между Ираном и Саудовской Аравией после казни шиитского проповедника на мировые цены на нефть и почему Россия предложила сыграть роль посредника между Тегераном и Эр-Риядом.

Михаил Крутихин: Судя по всему, рынок понимает, что риторика Ирана и Саудовской Аравии вряд ли выльется в открытое военное противодействие. Поскольку это будет гибельно не только для двух стран, но и для торговли нефтью. Рынок продолжает действовать, как и прежде. Если он не реагирует на политические, сиюминутные соображения, вроде риторики в Персидском заливе, значит, что он подчиняется законам спроса и предложения.

В данном случае мы видим, что китайская экономика проседает. Сигналы об этом очень отчетливые: падение шанхайской биржи и так далее. Американская нефть может заполнить рынок так, что мало не покажется. Саудовцы предлагают гигантские скидки на свою нефть, в том числе и для Европы. То есть вся рыночная ситуация говорит о том, что низкие цены пришли надолго. Я думаю, что нынешний скачок цен вниз носит временный характер.

Рынок скорее всего будет ориентироваться не на сиюминутные соображения, а на перспективу в два-три года или даже дальше. Я уверен, что мы увидим коридор со средним показателем в 45 долларов за баррель нефти Brent. Он может скакать и вверх, и вниз: опускаться до 30 и подниматься до 50 с лишним долларов.

RFI: На ваш взгляд, нынешняя ситуация на Ближнем Востоке конъюнктурная, временная и ни к каким серьезным изменениям не приведет? Поэтому было небольшое повышение в течение двух дней, а сейчас опять цены упали, потому что все поняли, что противостояния не будет?

Повышение цен на нефть было смешное — на полтора доллара. И тут же снизились обратно. Рынок реагирует на спрос и предложение. Политика занимает его гораздо меньше.

Почему Россия предложила сыграть роль посредника в урегулировании конфликта между Ираном и Саудовской Аравией? Казалось бы, нелогичное предложение.

Оно не только нелогичное, но и пустое. Потому что для того, чтобы играть хоть какую-то роль на Ближнем Востоке нужно быть очень богатым. Советский Союз тратил огромные деньги на поддержание целого лагеря сторонников — партий, правительств на Ближнем Востоке. Он мог сыграть какую-то роль. У Советского Союза были союзники. У России сейчас кроме, пожалуй, президента Асада в Сирии, в регионе союзников нет. Ни об Иране, ни о Саудовской Аравии говорить серьезно не приходится.

Конфликт между этими двумя странами был бы выгоден России?

Отчасти да. России было бы выгодно видеть нефтяные цены высокими, чтобы продолжать добывать нефть. При низких нефтяных ценах, я думаю, со следующего, 2017 и 2018 года добыча в России начнет падать, и очень быстрыми темпами. Поскольку никто не вкладывает в трудноизвлекаемые запасы нефти, в долгосрочные проекты. А это очень опасно. Нынешние промыслы довольно быстро могут исчерпаться.

России, конечно, был бы выгоден конфликт в Персидском заливе, да еще такой, чтобы нарушилось движение танкеров. Через Персидский залив на рынок попадает примерно 30% мировой нефти. Если там нарушится движение или добыча нефти, то, естественно, цены взлетят вверх на непредсказуемую высоту.