Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Комментарий к итогам визита министра иностранных дел С.В.Лаврова в Туркменистан

30.01.2016

А.Медведев, исп. директор ЦПТ «ПолитКонтакт»

Любой визит российских высокопоставленных лиц в Туркменистан воспринимается заинтересованными гражданами обоих государств с воодушевлением и надеждой на нормализацию и положительное развитие двусторонних отношений.

Со слов министра иностранных дел РФ С.Лаврова в ходе встречи с президентом Туркменистана Г.Бердымухаммедовым  «были затронуты в принципиальном плане все основные направления нашего стратегического партнерства: и политический диалог, и экономические, и инвестиционные связи, гуманитарное сотрудничество, взаимодействие на международной арене, каспийская проблематика».

Из сухих строчек официальной хроники пока не слишком понятны конкретные результаты, достигнутые в ходе переговоров по таким наиболее важным темам, как безопасность, энергетическое сотрудничество, положение граждан, имеющих двойное (российское и туркменское) гражданство.

Сам визит, как и приуроченное к нему открытие нового здания посольства РФ в Туркменистане, являются важными событиями, однако очевидно, что наивно ожидать в ближайшей перспективе «прорыв» в российско-туркменских отношениях. К сожалению, приходится констатировать, что реальное сотрудничество между двумя странами сегодня находится на недопустимо низком уровне.

Основная причина заключается в том, (и это характерно не только для отношений России и Туркменистана),  что партнеры в регионе ожидают реализации совместных экономических и гуманитарных проектов, а Москва в основном делает упор на политических вопросах и проблемах безопасности.  В отсутствие комплексного подхода, включающего все перечисленные элементы двусторонних отношений, предлагаемое Россией не может заменить ожидания ее региональных партнеров —  одно другое не заменяет, одно другому  противоречит.

В этой связи не случайно, что визит министра иностранных дел по времени совпал с Ашхабадской встречей на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств. И может так получиться, что в «сухом остатке» результатов визита С.Лаврова будет лишь присутствие министра на  упомянутом открытии нового здания российского клуба  в Ашхабаде.

Причин для обоснованного пессимизма достаточно много, перечислю лишь некоторые:

Во-первых, но это не является главным, с момента появления в качестве самостоятельного субъекта междуна­родных отноше­ний, Туркменистан, в силу наличия значительных запасов угле­водородного сырья, сразу по­пал в сферу интересов многих стран. В частности, в  связи с ослаблением позиций  РФ в Центральной Азии, происходившим в условиях отсутствия у Туркменистана собственного внешнеполитического и внешнеэкономического опыта, привел к быстрому наполнению образовавшегося вакуума политическим влиянием иных игроков, прежде всего, в лице  США и экономической экспансией Турции (после недолгой конкуренции с Ираном).

Для понимания ситуации нелишне напомнить, что с самого начала независимости Туркменистана, «окрыленного» наличием ставших собственными богатейших запасов природного газа,  и других стран Средней Азии и Казахстана администрация США приступила (и закончила к апрелю 1997 года) к разработке стратегии глобального преобразования и освоения природных ресурсов прикаспийского бассейна, получившую название «Стратегия Шелкового пути для Центральной Азии».

В ее основу была положена перестройка энергетического сектора региональных государств и борьба «за свободу экспорта углеводородов». Поддерживая политические инициативы, выдвигаемые  лидерами бывших советских среднеазиатских и закавказских республик, направленные на выход из-под влияния России, с этого момента США рекомендовали им снижать уровень российского присутствия в глобальных энергетических проектах, одновременно привлекая все большее количество американских корпораций к их реализации. О «проектах века» в лице Транскаспийского и Трансафганского газопроводов нами было написано  отдельно и подробно, эти статьи можно найти на нашем сайте (http://www.politcontakt.ru/). Главная подоплека этих «проектов», кроме ее политической составляющей, с момента их появления и до сих пор была и остается неизменной: доступ международных нефтегазовых гигантов к богатейшим газовым месторождениям на территории Туркменистана (на суше, а не в акватории Каспийского моря). Этому активно сопротивлялся С.Ниязов, по этому поводу (требующему изменения законодательства Туркменистана) под  сильным давлением со стороны США находится сегодня  Г.Бердыухаммедов.

Во-вторых,  историю сотрудничества между Россией и Туркменистаном, с момента приобретения им независимости, нельзя назвать положительной. В этом вопросе виноваты обе стороны. Более подробно по этому поводу в ближайшее время будет опубликован более подробный обзорный материал. Здесь лишь стоит напомнить, что  обвинения со стороны Москвы  в адрес Ашхабада заключаются в  негибкости туркменской стороны в вопросе ценообразования на продаваемый газ, а в адрес России со стороны Туркменистана в том, что  «Газпром» не выполнил  обязательства по строительству Прикаспийского газопровода, модернизации газотранспортной сети между Туркменистаном, Узбекистаном, Казахстаном и Россией (закреплены  в соответствующих  межгосударственном соглашении и соглашении между ОАО «Газпром» и ГК «Туркменгаз»), ради чего при заключении газового контракта в апреле 2003 года туркменская сторона согласилась на скидки в цене за газ.  Кроме того, в Ашхабаде также считают, что в апреле 2009 года «Газпром», без предупреждения  перекрыв задвижки, спровоцировал аварию на туркменском участке газопровода «Средняя  Азия – Центр».

В-третьих, на данном этапе объективно Россия мало  что может предложить Туркменистану в плане конкретных проектов в экономической сфере. То есть, на политическом уровне она предлагать, конечно же, может много, но вот с реальным исполнением дела обстоят намного хуже.  В качестве примеров:

— капитальное строительство фактически полностью (за исключением строительства нового аэропорта в Туркменабате (быв. Чарджоу) железнодорожного и автомобильного мостов через Амударью, которое осуществляется украинской ООО «Дорожное строительство «Альтком»») отдано  турецким «Renaissance Holding» и «Чалык Холдинг» и аффилированным с ними более мелким турецким строительными компаниям.  В Туркменистане до последнего момента активно присутствовала российская компания «Возрождение». Но она дорабатывает проекты и, по всей видимости, новых не получит.  В аналогичной ситуации оказалась российская компания «Стройтрансгаз».   Причины этому лежат отнюдь не в политической сфере, а в основном в проблемах внутреннего менеджмента российских  компаний и в не оправдавшихся надеждах с туркменской стороны (о них ниже);

— химическая промышленность – по технологиям ниша занята японскими компаниями (например, «Kavasaki Heavy Industries Ltd», «Sojitz Corporation»), имеющими успешный многолетний опыт  работы в Туркменистане, чьи проекты финансируются Японским банком международного сотрудничества. Их партнерами (за счет японских инвестиций) в строительстве объектов химической промышленности являются все те же турецкие строительные компании;

— электроэнергетика – в настоящее время все наиболее значимые, оплачиваемые из госбюджета Туркменистана проекты (включая проект по модернизации системы энергообеспечения Ашхабада, стоимостью более 4,5 млрд. долларов США) отданы «Чалык Холдингу»;

— поставки сельскохозяйственной техники – фактически полностью (за исключением частного российского бизнеса, связанного  с поставками «КАМАЗов» и запчастей к ним) сегодня занята немецкими  и белорусскими партнерами Туркменистана.

— поставки оборудования для нужд других отраслей  производятся на тендерной основе туркменскими компаниями, которые самостоятельно заключают контракты с зарубежными партнерами. Туркменские бизнесмены в личных беседах говорят: «Что мы такого можем купить в России, чего не можем купить в Китае, Турции или  Европе?»

— медицина – в этой отрасли прочные позиции занял немецкий бизнес, отчасти израильский.

— область культуры.  Правительство Австрии фактически «застолбило» за собой данное направление. Посольство Австрии в Туркменистане постоянно организует гастроли европейских симфонических оркестров, солистов оперы, мюзиклы,  которые выступают в недавно построенных в Туркменистане объектах культуры (театры, оперы, концертные залы, дворцы конгрессов). Представители российской эстрады на коммерческой основе довольно часто посещают Ашхабад для участия в закрытых частных торжествах. Однако это не является элементом российской государственной политики. А редкие попытки российского посольства «культурно обозначиться» на фоне регулярной активности дипмиссии Австрии в Ашхабаде  выглядят из разряда «не трясите нафталином».

Кроме всего прочего, необходимо понимать, что крупный бизнес в Туркменистане – это не только бизнес. Например, владелец работающих в Туркменистане турецких компаний Ахмет Чалык  является приближенным турецкого президента Р.Эрдогана,  чья политическая  поддержка Г.Бердымухаммедова крайне важна. Не понимая этого, было бы глупо в ходе официальных встреч с официальными лицами Туркменистана отстаивать  собственную точку зрения на нынешнее содержание российско-турецких отношений. Другой пример: долгое время, в период правления С.Ниязова, поставки очень дорогой (и не совсем нужной) для реального состояния агропромышленного комплекса Туркменистана сельхозтехники американских компаний «Джон Дир» и «Кейс» являлись своего рода данью их владельцам в обмен на «лояльность определенных кругов в США и Великобритании» к С.Ниязову  С приходом Г.Бердумухаммедова  место американских компаний быстро заняла немецкая «KLAAS». В случае с российскими компаниями, в лице «Газпрома»,  «Стройтрансгаза» и «Возрождения» налаживание неформального канала для политических консультаций с высшим руководством России, к сожалению, явно не получилось. Пожалуй, лишь у владельца МГК «Итера» сложились действительно доверительные отношения, как с первым, так и со вторым президентами Туркменистана. Но господин И.Макаров не входит в близкое окружение В.Путина.

В-четвертых, двусторонние отношения осложняет проблема бипатридов: у каждой из сторон свои аргументированные позиции по этому вопросу, и к общему знаменателю, несмотря на периодические примирительные  заявления, их  привести,  пока не удается.

В-пятых, деятельность российских СМИ, зачастую ретранслирующих непроверенную, вброшенную из вне, информацию, в том числе, касающуюся реальной ситуации на афгано-туркменской границе, традиционно, как вызывали при С.Ниязове, так и при Г.Бердымухаммедове продолжают вызывать нескрываемое раздражение туркменской стороны. Оно усиливается, когда подобной «информацией», растиражированной российскими СМИ и «русскими экспертами», начинают оперировать в публичных выступлениях российские чиновники высокого ранга.

Как было сказано выше, это всего лишь некоторые из существующих причин, препятствующих «прорыву» в российско-туркменских  отношениях. Поэтому завершившийся визит С.Лаврова в Ашхабад – пока только элемент длительного процесса, пока далекий даже от промежуточного положительного результата. На этом фоне ожидания  от возможного визита российского президента в Туркменистан в текущем году пока видятся преждевременно завышенными.