Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Иран-Китай: грандиозный дипломатический прорыв

25.01.2016

Страницы: 1 2 3

 Iran.ru

Визит Председателя КНР Си Цзиньпина в Тегеран ознаменовал собой грандиозный дипломатический прорыв в отношениях между двумя странами. И последствия этого прорыва в самое ближайшее время благотворно скажутся на огромном пространстве Ближнего Востока, а также Центральной и Южной Азии.

Подписанный в ходе встреч на высшем уровне руководителей Китая и Ирана соглашение о всестороннем стратегическом партнерстве создает прочный фундамент того, что союз двух этих стран станет основным фактором, определяющим безопасность и стабильность региона. Си Цзиньпин стал первым лидером мирового уровня, который посетил Иран после отмены санкций, введенных против Тегерана, и это весьма многозначительный шаг.

«Первая зарубежная поездка китайского лидера в 2016 году, который является первым годом реализации 13-й пятилетки, имеет особое значение», − отмечает государственное информационное агентство Китая Синьхуа. – «Она способствует реализации китайской инициативы «один пояс, один путь» и развитию традиционной дружбы между Китаем и исламским миром».

Научный сотрудник Центра по изучению инициативы «один пояс, один путь» при Академии общественных наук Китая Чжан Нин отмечает, что согласно дипломатической практике, первая поездка главы государства после вступления в должность и его первое зарубежное турне в новом году имеют особенно важное значение.

«Так, в 2013 году после вступления в должность председателя КНР Си Цзиньпин нанес свой первый визит в качестве главы государства в Россию, в ходе первой зарубежной поездки в 2014 году он прибыл в российский город Сочи для участия в церемонии открытия зимней Олимпиады, а в качестве первого пункта своей первой зарубежной поездки в 2015 году он выбрал Пакистан. В этом году Си Цзиньпин отдал приоритет трем средневосточным странам − важным партнерам Китая, которые активно поддерживают китайскую инициативу «один пояс, один путь». Таким образом, данный визит обязательно придаст новый импульс взаимодействию между двумя сторонами», − утверждает Чжан Нин.

Следует отметить и то, что контакты на высшем уровне руководителей Китая и Ирана уже несколько лет как стали традицией. В 2013 году председатель Си Цзиньпин в рамках саммита ШОС в Бишкеке встретился с президентом Ирана Хасаном Роухани. После этого лидеры двух стран неоднократно встречались на международных заседаниях. В 2014 году Х. Роухани нанес визит в Китай и присутствовал на 4-м Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). В 2015 году Председатель КНР и президент Ирана провели встречу в Нью-Йорке, в рамках Генеральной Ассамблеи ООН.

Экономический фундамент ирано-китайского стратегического партнерства

Столь же стабильной, как отношения на высшем уровне, является и поступательная динамика развития экономических связей между двумя странами. Не лишним будет напомнить, что в то время, когда товарооборот Исламской республики с ее основными партнерами сокращался, объем торговли между Тегераном и Пекином только нарастал. 1997 − $12 миллиардов долларов, в преддверии «калечащих санкций», в 2009 году − $28 миллиардов. На их пике в 2012 − $36 миллиардов. В 2013 – $40 миллиардов. И, по итогам прошлого года, с учетом нефтяного экспорта – более 51 миллиарда долларов.

Словом, за период с 2009 года, в условиях ужесточения Вашингтоном и ЕС санкционного режима против Исламской республики, рост товарооборота составил почти 60 процентов – более чем убедительно доказательство того, что для Пекина санкции никогда не были и не будут сдерживающим фактором в развитии экономического партнерства с Тегераном. В настоящее время примерно сто китайских предприятий активно работают в сфере торгово-экономического сотрудничества Китая и Ирана. Китайцы принимают участие в ряде строительных проектов в областях высокоскоростных железных дорог, нефти и газа, гидроэнергетики, химической промышленности и телекоммуникаций. Строительство тегеранского метро, производственного парка китайских автомобилей «Чери» и другие успешные примеры китайско-иранского торгово-экономического сотрудничества получают самую высокую оценку в Иране.

В 2015 году китайская сторона сделала максимально конкретное предложение Тегерану о состыковке стратегии развития двух

Страницы: 1 2 3