Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Двойная игра ИГИЛ в Афганистане, — Пир Мохаммад Молазехи

02.01.2016

Страницы: 1 2

 

В последние недели и дни события в Афганистане развиваются в двух противоположных направлениях. С одной стороны, после поездки в Пакистан президента Ашрафа Гани и председателя Исполнительного совета Абдуллы Абдуллы, их участия в конференции «Сердце Азии» в рамках Стамбульского процесса, а также переговоров с пакистанским премьер-министром Навазом Шарифом и командующим армией Рахилем Шарифом появилась надежда на возобновление диалога между талибами и «правительством национального единства» Афганистана. С другой стороны, ужесточение боевых действий талибов в провинциях Забуль и Гильменд привело к эскалации кризиса безопасности в пуштунских районах этой страны. Губернатор Гильменда даже объявил, что если в кратчайший срок из центра не поступит военная помощь, эта стратегически важная провинция окажется под властью талибов. Оба этих обстоятельства поставили правительства Афганистана и Пакистана в непростую ситуацию. Таким образом, нынешняя обстановка может привести к следующим двум последствиям, влияние которых будет ощущаться еще весьма продолжительное время.

Во-первых, прогнозируется обострение противоречий между Пакистаном и Афганистаном и рост напряженности в их отношениях друг с другом.

Во-вторых, «правительство национального единства» Афганистана столкнется с внутренним кризисом.

Значимость двух этих возможных последствий состоит в том, что они могут снова замедлить процесс мирных переговоров. Дело в том, что был план продолжить этот процесс при посредничестве США и Китая в пакистанском городе Мерри после сообщений о смерти талибского лидера Муллы Мухаммада Омара, возникновении кризиса в руководстве движения Талибан и его раскола по меньшей мере на две группы: совет в Кветте во главе с Муллой Ахтаром Мансуром и совет исламского эмирата Афганистан под предводительством Муллы Абдул Расула. Теперь же в свете новых событий переговоры Мерри-2, о проведении которых стороны договорились в Исламабаде, вообще могут не состояться. Более того, напряженность и недопонимание в отношениях между Пакистаном и Афганистаном в значительной степени будут только нарастать. В самом Афганистане президент страны Ашраф Гани стоит перед следующей проблемой: либо изменить свою политику и вновь активизировать отношения с Пакистаном, либо признать реальность того, что в его окружении называют двойной политикой Исламабада.

Ключевые фигуры в афганском руководстве придерживаются мнения, что обещания Наваза Шарифа и генерала Рахиля Шарифа ничего не стоят и самым убедительным доказательством этого является ужесточение войны в Гильменде и Забуле, которая ведется под руководством пакистанской межведомственной разведки, подчиненной национальной армии, и на фоне укрепления талибов. В результате афганское «правительство национального единства» обвиненяют в том, что некоторые из его членов действуют в качестве пятой колонны противника и создают условия для увеличения присутствия и влияния талибов.

Новое политическое движение «Сохранность и стабильность», созданное Мавлави Абул Расулом Сайяфом и Юнусом Кануни, не только бросает вызов «правительству национального единства» изнутри, но и как таковое имеет большую важность, потому что ставит перед собой две основные цели. Во-первых, оно намерено добиваться от «правительства национального единства» выполнения взятых на себя обязательств, включая создание Лойи Джирги (всеафганского совета старейшин для решения ключевых вопросов развития страны), изменение Конституции и восстановление должности премьер-министра вместо ныне действующего Исполнительного совета. Во-вторых, это объединение нацелено исключить Пакистан из процесса мирных переговоров.

Если принять во внимание всю ситуацию в Афганистане на фоне подписанного недавно соглашения о строительстве каспийского газопровода из Туркмении в Индию через афганские провинции Герат, Фарах, Гильменд и Кандагар в Пакистан, а там уже через города Кветту, Карачи и Мултан, а также боевую линию талибов в Гильменде, Забуле и Кандагаре, встает следующий вопрос: какая существует связь между внешне религиозными, а по сути племенными претензиями талибов на господство в этих землях и строительством там трубопровода ТАПИ. Действительно ли все обстоит так, как об этом думают в Кабуле — и уже сейчас воплощается в жизнь тенденция «правительства национального единства» вести сотрудничество с Пакистаном в надежде на то, что властям этой страны удастся посадить талибов за стол переговоров, а также план генерала Петрэуса передать талибам пуштунские районы Афганистана и разделить с ними власть в стране?

Конечно, может быть, что некоторые эксперты назовут подобные выводы весьма пессимистичными, однако сейчас Юнес Кануни и Мавлави Абул Расул Сайяф, которые являются представителями двух самых крупных народов Афганистана (таджикского и пуштунского), если и не занимают роль ключевых политиков, то, по крайней мере, входят в число самых

Страницы: 1 2