Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Россия не заинтересована в ослаблении Турции

22.12.2015

Политолог Андрей Медведев: Необходимость объединения усилий для поддержания стабильности в Причерноморье и на Южном Кавказе подтолкнет РФ и Турцию к восстановлению ныне разрушенных связей.

БАКУ, 22 дек — Sputnik. Андрей Медведев, исполнительный директор АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт»

Владимир Путин, на своей недавней пресс-конференции, отвечая на вопрос журналистки из Татарстана, отметил, что, несмотря на то, что «на межгосударственном уровне» отсутствуют перспективы «наладить отношения с турецким руководством», следует продолжать гуманитарное сотрудничество. Очевидно, что в ситуации, когда в российско-турецких отношениях будет в течение довольно долгого времени сохраняться напряженность, взаимодействие в гуманитарной сфере приобретает особую значимость. Оно не только позволяет смягчить для рядовых граждан последствия резкого ослабления политических,  экономических и культурных связей между Россией и Турцией. Развитие гуманитарного сотрудничества позволяет гарантировать, что взаимные обиды и острые противоречия по текущим вопросам не приведут к столкновению между двумя государствами. Это было бы трагедией, как для турецкого народа (который, кстати говоря, Владимир Путин в своем Послании Федеральному собранию и на уже упоминавшейся пресс-конференции назвал дружественным), так и для российского общества (и в первую очередь, для тюркских народов России). При этом не стоит забывать, что в России официально зарегистрировано более 200 тысяч браков между турецкими и российскими гражданами, и если в этих браках родилось хотя бы по одному ребенку, то понятно — какое количество простых людей больше всего пострадает от происходящего и углубляющегося ухудшения российско-турецких отношений.

Стратегические национальные интересы РФ и Турции до сих пор во многом совпадают. Кроме того, обе страны объективно нуждаются друг в друге для решения проблем социально-экономического развития. Безусловно, полноценное сотрудничество в экономической сфере возможно только после того, как будут урегулированы политические противоречия. Но вряд ли стоит сомневаться в том, что, если нынешнее противостояние не перерастет в открытый конфликт (реализацию подобного сценария возможно предотвратить), то отношения между двумя государствами рано или поздно вновь примут партнерский характер.

К восстановлению разрушенных ныне связей Анкару и Москву будет подталкивать, прежде всего, необходимость объединения усилий для поддержания стабильности в Причерноморье и на Южном Кавказе. Эти регионы представляют стратегическую важность, как для Турции, так и для России. И только их сотрудничество может стать гарантией того, что взрывоопасная ситуация, сложившаяся в непосредственной близости от российских и турецких границ, на Кавказе и в бассейне Черного моря, не выльется в череду межгосударственных, межконфессиональных и межэтнических конфликтов.  Масштабная дестабилизация, которая быстро распространится и на соседние регионы, создаст долговременные угрозы для национальной безопасности Турции и России и существенно затруднит экономическое развитие обоих государств (а также их соседей)

Примечание: Не так давно, в начале сентября в Анкаре совместно с турецкими партнерами мы провели международную конференцию «Вызовы и угрозы для региональной безопасности на Ближнем Востоке и Кавказе: внешние факторы и внутренние противоречия», в ходе которой эти вопросы были достаточно подробно рассмотрены и обсуждены.

Следует отметить, что турецкие и российские власти, к счастью, стараются не допустить подобного развития событий. Несмотря на возникшие противоречия, Анкара и Москва не стали подрывать позиции друг друга в Причерноморье и на Южном Кавказе.

Турецкое руководство не стало использовать для достижения своих внешнеполитических целей экстремистские организации, присвоившие себе право выступать от имени крымско-татарского народа, и объявившие (при поддержке Киева) продовольственную и энергетическую «блокаду» Крыма, используя противоправные действия для того, чтобы затруднить снабжение полуострова продуктами питания и электроэнергией. Очевидно, что эта акция, которая свелась, в конце концов, к хулиганским и даже террористическим действиям, приобрела бы совершенно другую направленность и получила бы шанс на признание со стороны международной общественности, если бы ее поддержали турецкие общественно-политические силы, связанные с правящей Партией Справедливости и развития. Однако этого не произошло, несмотря на то, что антироссийские радикалы, осуществляющие «блокаду» Крыма, после обострения отношений между Россией и Турцией некоторое время всерьез питали соответствующие надежды.

В свою очередь Россия не стала использовать свое влияние для нагнетания напряженности в Нагорном Карабахе. Турция, вынужденная тратить существенные ресурсы на содержание вооруженной оппозиции сирийской власти и на противостояние с курдскими вооруженными формированиями, как в приграничных регионах, так и внутри страны, в нынешних условиях, по всей видимости, не смогла бы оказать Азербайджану сколько-нибудь существенную поддержку. Независимо от того, как бы развивался конфликт между Ереваном и Баку в случае резкого обострения ситуации, влияние Турции в регионе могло быть подорвано, а Россия, получила бы шанс стать главным посредником между противоборствующими сторонами. При этом со стратегической точки зрения ситуация на Южном Кавказе стала бы значительно более нестабильной и опасной.

Российская власть (так же, как и турецкая) не стала приносить в жертву текущей ситуации свою внешнеполитическую стратегию и пытаться выдавить Турцию из важных для нее регионов, создавая угрозу их дестабилизации. Москва не перешла к поддержке антитурецих сил, в том числе курдских формирований, несмотря на то, что подобные призывы неоднократно раздавались со стороны ряда представителей экспертного сообщества.

Россия не заинтересована в ослаблении Турции, поскольку рассматривает ее не как врага, а как потенциального партнера.

Внешнеполитическое взаимодействие, направленное на решение текущих проблем, сегодня, действительно, затруднено. Более того, зачастую, внешнеполитические шаги становятся своего рода заложниками внутренней электоральной ситуации. Но нежелание Турции и России переходить грань, отделяющую напряженность от столкновения, говорит о том, что неформальное сотрудничество по вопросам, представляющим стратегическую важность для обеих стран, все-таки возможно.

Представляется, что в сложившихся условиях предпосылки для такого сотрудничества могут создать проекты в гуманитарной сфере, которые следует направить, в том числе и на объединение усилий экспертов. На наш взгляд, этому могло бы способствовать проведение ряда международных экспертных совещаний, и в этих целях Баку и Астана могли бы серьезно помочь этой миротворческой миссии, инициируемой представителями как российской, так и турецкой ответственной общественной дипломатии.

В нынешних обстоятельствах крайне важно, чтобы Турция и Россия определились со своими национальными приоритетами. Это позволит им осознать важность стратегического партнерства, которое должно распространяться не только на Южный Кавказ и Причерноморье, но также на Ближний Восток, где до сих пор возможно российско-турецкое взаимодействие по многим вопросам, несмотря на принципиальные разногласия по сирийской проблеме. В том числе, крайне важно сформировать общую позицию по отношению к экстремистским организациям и  разработать комплекс первоочередных мер по снижению дестабилизирующего влияния сирийского конфликта на ситуацию в регионах, представляющих стратегическую важность для Турции и России.

В этом плане именно ответственная общественная дипломатия, одной из задач которой является поддержание экспертного обмена взвешенными, без лишних эмоций, мнениями в своей горизонтали вне зависимости от того, на хорошем или плохом уровне находятся взаимоотношения на политическом уровне, могла бы оказать нашим правительствам полезную услугу.

Sputnik Азербайджан http://ru.sputnik.az/expert/20151222/403131724.html#ixzz3v3FPQe1Q