Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Решительная схватка Путина и Эрдогана

09.12.2015

Страницы: 1 2

Александр Сотниченко, специально для haqqin.az 

После инцидента с СУ-24 российско-турецкие отношения ухудшаются с каждым днем. Стороны уже давно определились с поддержкой одной из сторон сирийского конфликта и, кажется, готовятся к решительной схватке. Вполне возможно, что новой «горячей точкой» станет Ирак. Дальнейшее развитие событий зависит от многих факторов: от успехов армии Асада, степени вовлечения США и их союзников в конфликт, стойкости оппозиционных группировок, а также внутренней обстановки в Турции и КСА. Однако, что явно показали последние события, Западная коалиция совершенно не желает отдавать Сирию в руки Москвы и Тегерана.

В течение последней недели произошло несколько событий, резко обостряющих ситуацию вокруг Сирии. Турецкие войска были введены на территорию Курдского автономного района Ирака без согласования с официальным Багдадом. Между Анкарой и столицей Иракского Курдистана Эрбилем давно сложились дружеские отношения – результат активного проведения политики «ноль проблем с соседями». Турция стала главным экономическим партнером Иракского Курдистана. Опасения турецких военных, что курды будут поддерживать сепаратизм в юго-восточных районах Турции, не оправдались: сотрудничество с нищими революционерами-коммунистами из Рабочей партии Курдистана совсем не привлекало разбогатевшую на поставках дорогой нефти курдскую элиту.

В ходе наступления армии лже-халифа Абу Бакра аль-Багдади летом 2014 года власти Ирака готовы были получать помощь откуда угодно, и поэтому не обратили особого внимания на присутствие турецкой группировки неподалеку от г. Мосул. Турки в уведомительном порядке ввели туда 150 военнослужащих для прикрытия возможной операции по освобождению захваченных игиловцами работников консульства в Мосуле. Иракские власти были не против – им было просто не до этого.

Сейчас же, когда Ирак стал полноценным партнером российско-иранской коалиции, ротация турецких войск вызвала резкую дипломатическую реакцию. Формально Иракский Курдистан по-прежнему остается частью федеративного Иракского государства, поэтому турецкие войска могут там размещаться только по приглашению Багдада (как, например, российские или иранские в Сирии по приглашению Дамаска). Никакие оправдания в том, что турки там готовятся воевать против общего врага ИГИЛ, инструктируют курдское ополчение или находятся там по приглашению губернатора провинции Мосул, международное право не удовлетворяют.

Не менее интересные события происходят в Берлине. Еще в середине ноября на саммите G20 канцлер ФРГ Ангела Меркель выступала против расширения участия Германии в операции против ИГИЛ  (на тот момент вся помощь заключалась в обучении «пешмерга»), а уже 1 декабря Кабинет министров принимает решение об отправке на фронт немецких военнослужащих.

Неожиданно быстро к операции подключилась и Великобритания. Франции это пришлось сделать для того, чтобы сохранить лицо после кровавых терактов в Париже. С чего бы это так переполошились участники Западной антитеррористической коалиции? Зачем Анкара направляет в относительно спокойный Мосул бронетехнику? Судя по всему, приближается время окончательного принятия решений по Сирии ввиду серьезных успехов Восточной коалиции.

За последние пару недель союзникам России удалось серьезно потеснить оппозицию по нескольким направлениям. Карта сирийского театра боевых действий претерпела серьезные изменения впервые за два месяца активных полетов российских ВКС. Ряд экспертов уже довольно критически оценивают шансы сирийской оппозиции на успех. Многочисленные повстанческие группировки так и не смогли объединиться против армии официального Дамаска и продолжают столкновения друг с другом, и все вместе – с ИГИЛ.

Саудовская Аравия до 18 декабря (дата предполагаемой встречи в венском формате в Нью-Йорке по сирийскому урегулированию) клятвенно обещает собрать представителей всех оппозиционных групп в Сирии с целью выработки единой позиции, с которой бы они вышли на переговоры. Время идет, а сделать это так и не удается. На встрече между представителями США, Турции, КСА и России должен быть составлен единый список организаций в Сирии, которые все участники переговоров будут считать террористическими, однако никакая из группировок не хочет оказаться в этом черном списке. Фактически, встреча в Нью-Йорке на грани провала, что явно не идет на пользу Западной коалиции: наступающая сторона не столь нуждается в переговорах, как терпящая поражение.

В таких условиях даже не знаю, считать ли случайностью бомбардировку позиций сирийской армии самолетами Западной коалиции, которая произошла 7 декабря? Разумеется, Вашингтон сразу обвинил в инциденте российские ВКС, однако на действия западной авиации это все же похоже больше – у них нет согласования действий с наземными сирийскими войсками.

Судя по всему,

Страницы: 1 2