Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Проблема водопользования в Центральной Азии: будет ли выход из ситуации?

07.12.2015

Страницы: 1 2

Ритм Евразии
Наргиза Мураталиева

Центральная Азия считается одним из легко дестабилизируемых регионов ввиду огромного количества противоречий между расположенными там государствами. Кроме того, важными негативными факторами выступают близость нестабильного Афганистана, деятельность различных экстремистских и террористических организаций, а также дефицит природных ресурсов на фоне перенаселенности Ферганской долины. В этом отношении особо выделяется проблема водных ресурсов, проявляющаяся в противоречивых подходах государств к благоприятному режиму пользования трансграничными реками – ирригационному или энергетическому.

Теоретически решение данной проблемы лежит в плоскости интегрированного управления трансграничными водными ресурсами, основанного на принципе компромисса, который предполагает взаимные уступки государств в реализации своих национальных интересов в целях получения взаимовыгодного эффекта. Подобная система межгосударственных договоренностей могла бы послужить достаточно эффективным и простым способом поддержания рационального водопользования. Однако современная ситуация в сфере водопользования осложняется рядом факторов, среди которых:

— межличностная неприязнь и, как следствие, взаимное недоверие некоторых лидеров центральноазиатских государств (к примеру, Э. Рахмона и И. Каримова);

— борьба за региональное лидерство (Казахстан и Узбекистан);

— стремление участвовать во всех интеграционных проектах, предлагаемых внешними акторами без каких-либо долгосрочных обязательств в целях решения своих тактических задач;

— политизация экономических вопросов (вопрос строительства ГЭС на трансграничных реках).

Лидеры государств, создав атмосферу недоверия и подозревая друг друга в нечестности и ориентированности исключительно на собственный интерес, предпринимают действия, противоречащие логике эффективного развития региона в целом. И это несмотря на постоянно озвучиваемые призывы к соблюдению основ международного права и регулярно подписываемые декларации (Алматинское, Кызыл-Ордынское, Бишкекское соглашения, Нукусская декларация и т.д.). В результате в невыгодной позиции оказывается как межгосударственное сотрудничество, так и каждое государство в отдельности.

В качестве примера следует привести реакцию Узбекистана в июле 2014 г. на предварительный вариант отчета Всемирного банка «Ключевые вопросы по принятию окончательного решения по проекту Рогунской ГЭС», когда Р. Азимов заявил, что «…организация экспертизы, выбор консультантов, финансирование, определение критериев оценки проекта не соответствуют международным стандартам независимости, объективности и прозрачности проектной оценки». (1) При этом для аргументирования своей позиции узбекское руководство указывает на то, что экспертиза ВБ проводилась по приглашению и соответственно при «лидирующей роли» правительства Таджикистана – заинтересованной стороны в подобных итогах экспертизы. В свою очередь, данный тезис выглядит нелогичным, принимая во внимание, что Ташкент сам требовал создать международную инспекционную комиссию по проекту Рогунской ГЭС. (2)

В качестве альтернативы сооружения Рогунской ГЭС Узбекистан предлагает строительство малых ГЭС с водохранилищами суточного режима накопления и угольных ТЭЦ. Однако на самом деле данные предложения носят декларативный характер, и маловероятно, что сам их инициатор считает их перспективными по нескольким причинам. Во-первых, малые ГЭС, имеющие локальный эффект, нецелесообразны в условиях фактического распада Объединенной энергетической системы ЦА. Во-вторых, строительство угольных ТЭС является капиталоемким мероприятием, а последующая их работа может обострить противоречия с Ташкентом по экологическим вопросам (прецедент противоречий по TALKO).

Вместе с тем следует учитывать влияние и геополитических центров силы. В заявлении Узбекистана по экспертизе Рогунской ГЭС также содержится негативная оценка одного из главных проектов США в рамках инициативы «Новый шелковый путь» – CASA-1000. Узбекская сторона справедливо отмечает, что ВБ одобрил данный проект без определения надежных источников выработки энергии в необходимых объемах – ни Кыргызстан, ни Таджикистан в настоящее время таковыми не располагают. Более того, К. Путц, бывший консультант по вопросам коммуникаций ВБ, в своей статье в интернет-издании The Diplomat отмечает, что, несмотря на оптимизм в отношении CASA-1000 и выделенных ВБ 526,5 млн. долл., его осуществимость остается под вопросом вследствие ряда экологических и политических противоречий, а также проблем обеспечения безопасности в Афганистане. (3)

Строительство Рогунской ГЭС – один из наиболее конфликтных вопросов в отношениях между Узбекистаном и Таджикистаном

В результате ситуация вокруг CASA-1000 и предполагаемых генерирующих мощностей в Таджикистане и Кыргызстане

Страницы: 1 2