Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

В антинаркотической стратегии США имеются противоречия

22.10.2015

Страницы: 1 2 3 4 5 6

веб-портал РИСИ
Дмитрий Сергеевич ПоповПриоритет или имитация деятельности?

С начала 2000-х годов в мире сложилась уникальная геополитическая ситуация: Соединенные Штаты через свои военные контингенты, инструкторов и частные военные компании закрепились сразу в двух ключевых эпицентрах мирового наркопроизводства – Афганистане и Колумбии. В обоих случаях (в рамках операции «Несокрушимая свобода» и «плана Колумбия») Белый дом объявил войну терроризму и наркопреступности, но на практике стал действовать по-разному, избирательно и в духе двойных стандартов. В масштабах Афганистана американцы отказались от наиболее действенного способа борьбы с наркотиками – уничтожения посевов опиумного мака, в частности путем распыления дефолиантов, гербицидов и других химикатов. В Колумбии, напротив, запустили масштабную программу воздушной фумигации кокаиновых плантаций. Если в Афганистане в 2010 г. было уничтожено только 1,8% наркопосевов, то в Южной Америке за этот же период ликвидировано 52% плантаций коки. В Афганистане представители США стали убеждать мировое сообщество в том, что уничтожение наркопосевов не обосновано, т.к. будет подталкивать крестьян в ряды исламистских вооруженных группировок, усиливая Талибан. В Колумбии, наоборот – утверждать, что фумигация, вопреки протестам ряда природозащитных организаций, представляет собой эффективное средство борьбы не только с наркотической угрозой, но и левыми партизанскими отрядами (FARC и другими).

Как результат этой политики, к 2014 г. площади незаконного культивирования кокаинового куста в мире сократились до минимальных отметок, а опиумного мака достигли рекордного уровня за всю историю международных наблюдений.

Согласно подсчетам Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), к 2014 г. на Афганистан пришлось более 80% мирового опиумного производства, что эквивалентно примерно 5,5 тыс т сырца. С 2002 по 2013 гг., т.е. уже в период оккупации ИРА американскими войсками, площади посевов опиумного мака здесь выросли с 74 тыс до 209 тыс гектар, охватив ранее свободные от них провинции. К 2010 г. страна также вышла в мировые лидеры по производству гашиша, опередив Марокко. Основные центры наркопроизводства расположились в районах наибольшей концентрации вооруженных сил стран НАТО на юге и юго-востоке исламской республики. Благодаря освоению современных сельскохозяйственных и оросительных технологий почти в полтора раза возросла урожайность опиумных полей (с 23 до 30 кг с га). Если раньше Афганистан поставлял опий-сырец, то теперь здесь созданы заводы для его переработки в героин почти в промышленных масштабах, повысилась оснащенность и производительность нарколабораторий. В то же время благодаря усилиям, предпринятым США в Колумбии, с 2006 г. наблюдается дефицит кокаина и постепенно сокращается его потребление в Северной Америке.

Как сообщается, на июнь 2014 г. Соединенные Штаты затратили на антинаркотические программы в Афганистане огромную сумму в 7,6 млрд дол. Но эти деньги по большей части пошли на т.н. «развитие антинаркотических возможностей афганского правительства», включая поддержку правоохранительных органов и разработку законодательной базы. Усилия американской стороны были сконцентрированы на борьбе с трафиком, т.е. на последствиях наркоугрозы, а не на ее причинах и, несмотря на масштабные финансовые вливания, по многим признакам носят характер имитации. Как итог, инициативы США в этой области оказалась полностью неэффективными,  что признают в т.ч. многие американские специалисты, такие как генеральный инспектор США по восстановлению ИРА Джон Сопко.

Логика находящихся за океаном политиков объяснима: для них афганский героин серьезной угрозы не представляет. В Соединенных Штатах остро стоит проблема кокаина, 40% мирового потребления которого приходится на Северную Америку. Практически весь кокаин поступает в США из Колумбии. Главным же рынком сбыта афганских опиатов (опия, морфина и героина) стала Россия. От них страдают Иран и Китай, а также некоторые европейские и юго-восточные государства. По оценкам Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), с конца 1980-х гг. по 2015 г. число наркозависимых в стране выросло с 50 тыс до 7-8 млн чел. С 2010 по 2015 гг. от наркотиков умерло свыше 350 тыс молодых людей, что более чем в десять раз превышает потери СССР за время войны в Афганистане. Наркомания стимулировала взрывной рост преступности и распространение опасных болезней, а в российский политологический лексикон прочно вошло понятие афганской «наркоагрессии».

Другими словами, не препятствуя культивированию опиатов в районах своего военного присутствия, Вашингтон способствует ослаблению России и ряда других геополитических конкурентов: подрывает их демографический потенциал и оттягивает ресурсы на противодействие наркопреступности, в т.ч. связанному с ней исламистскому бандподполью.

Страницы: 1 2 3 4 5 6