Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Турции стоит не опасаться России, а сотрудничать с ней к взаимной пользе 

07.10.2015

Страницы: 1 2 3

газета «Взгляд»
Турецкий президент заявил, что операция в Сирии угрожает дружбе его страны с Россией. Отношение Реджепа Эрдогана к Асаду хорошо известно, хотя уже и не так категорично, как раньше – но будет ли Анкара обострять отношения с Москвой из-за Сирии? Ведь сама Россия не хочет нанести никакого ущерба турецким интересам – и, более того, предлагает Турции партнерство что в сирийском кризисе, что в глобальной игре.

Турецкий МИД снова заявляет протест России в связи с нарушением воздушного пространства российским боевым самолетом – на что Москва говорит о случайном характере инцидента. Конечно, в Анкаре понимают, что после начала операции в Сирии российской авиации очень сложно не пересекать границу хотя бы на несколько секунд – расстояния в Сирии совсем небольшие.

«Турция нуждается в России больше, чем Россия в Турции – и, главное, наши интересы в большинстве случаев совпадают»

Так что недовольство Турции вызвано не этим – а самим фактом российской операции, которая ставит крест на надеждах Анкары на падение Асада. Ставка на смену режима в соседней стране была сделана уже давно – и теперь Эрдогану нужно привыкать к тому, что Асад не уйдет. Впрочем, различное отношение к Асаду не мешало Москве и Анкаре все последние годы укреплять отношения по самым разным направлениям – и тем более это актуально сейчас, когда вырастает роль России и в качестве ближневосточного игрока. Однако во вторник в Брюсселе Эрдоган делает громкие заявления о том, что «нападение на Турцию означает нападение на НАТО», и предупреждает Россию о возможном ухудшении отношений:

«Всем известны наши хорошие отношения с Россией. Но если Россия потеряет такого друга, как Турция, с которым она сотрудничает во многих сферах, она потеряет многое, и Москве следует знать об этом»

Не случайно это было сказано в Брюсселе – там Эрдоган встречался с руководством ЕС и НАТО. Он хочет от Европы как сотрудничества по проблеме беженцев из Сирии (которых в Турции два миллиона), так и поддержки своих планов создания буферной зоны на севере Сирии, где этих беженцев можно было бы размещать. С идеей «зоны безопасности» Эрдоган выступает уже давно – но ни европейцы, ни американцы не торопились поддерживать ее, потому что им пришлось гарантировать ее безопасность, что невозможно сделать без военного вмешательства туда, где воюют между собой курды, халифат и обычные исламисты, чего никто на Западе не хотел.

А после начала Россией военной операции идею буферной зоны и вовсе нужно будет согласовывать с Дамаском и Москвой – то есть делать то, чего Эрдоган категорически не хочет. Слишком много поставлено было на свержение Асада – и теперь признавать его партнером по переговорам Турции будет очень нелегко. Впрочем, Россия не собирается устранять Турцию от участия в урегулировании сирийского кризиса – во-первых, это было бы невозможно, а во-вторых, Россия заинтересована в совместном с турками возрождении Сирии. Вопрос только в том, действительно ли Анкара хочет сохранения Сирии? И еще более важный вопрос – действительно ли Эрдоган готов из-за Асада поставить под вопрос дружеские отношения с Москвой?

На сегодняшние заявления Эрдогана еще вчера «ответил» Кремль – пресс-секретарь Путина Песков (начинавший карьеру в МИДе в нашем посольстве в Турции) сказал, что недоразумение с самолетами не ухудшит отношения Москвы и Анкары: «Двусторонние отношения с Турцией очень комплексны и имеют достаточно прочную основу с точки зрения взаимовыгодных отношений». А турецкий премьер Ахмет Давутоглу после первой ноты протеста заявил, что инцидент не вызовет напряженности в отношениях между странами.

И хотя сегодня глава Газпрома Миллер подтвердил информацию об уменьшении в два раза пропускной мощности трубопровода «Турецкий поток», это не означает, что Москва таким образом давит на Анкару из-за Сирии – переговоры по газопроводу идут долго и сложно из-за финансовых, а не геополитических вопросов. Россия действительно хочет развивать близкие отношения с Турцией – в том числе и по сирийскому вопросу.

Но через три недели Турции предстоят парламентские выборы, на которых Эрдогану нужна победа – и он просто обязан демонстрировать твердость в отстаивании национальных интересов. А Сирия и связанная с ней курдская проблема имеют огромное влияние на отношение турецких избирателей к своей власти – поэтому признать сегодня, что его ставка на исламистов (не халифатовских) и свержение Асада оказалась битой, Эрдоган просто не может. Но это не значит, что Россия и Турция не смогут найти общий язык по Сирии, и уже тем более не ставит под удар весь комплекс наших отношений. Турция нуждается в России больше, чем Россия в Турции – и, главное, наши интересы в большинстве случаев совпадают.

В прошлую пятницу Эрдоган заявил: «Обязательно встречусь

Страницы: 1 2 3