Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Невозможно понять ИГИЛ, не зная историю ваххабизма в Саудовской Аравии.

18.10.2015

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

американский автор) Азиз был вполне в курсе того, как Британия постоянно ручалась, что падение Оттоманской империи приведёт к появлению арабского государства, и это, несомненно, вдохновляло Филби и Азиза на стремление последнего стать его новым правителем.

Остаётся неясным, что именно произошло между Филби и королём (похоже, что детали замалчиваются), но похоже, что точка зрения Филби не ограничивалась государственным строительством в классическом смысле, но скорее предусматривала превращение мусульманской уммы (общины верующих) в ваххабитский инструмент, который мог бы укоренить аль-Саудов как лидеров арабского мира. И чтобы это случилось, Азизу нужно было заручиться британским молчаливым согласием (и, знаичтельное позднее, американской поддержкой). «Это был гамбит, который Абд-эль-Азиз предпринял самостоятельно, по совету Филби», — отмечает Шварц.

БРИТАНСКИЙ КРЁСТНЫЙ ОТЕЦ САУДОВСКОЙ АРАВИИ

В некотором смысле Филби можно назвать «крёстным отцом» того важнейшего пакта, согласно которому главенство Саудов могло использовать своё влияние, чтобы «управлять» суннитским исламом в соответствии с западными целями (включая социализм, Баасизм, Насеризм, Советское влияние, Иран и т.д.) — взамен Запад соглашался с «мягкой силой» ваххабизации, которую Саудовская Аравия осуществляла в мусульманской умме (с сопутствующим разрушением интеллектуальных традиций и разнообразия ислама, а также порождением глубоких разногласий в мусульманском мире).

В результате — с тех пор и до сих пор — британская и американская политика увязана с целями Саудов (тесно, как с собственными) и существенно зависит от Саудовской Аравии в части следования выбранным курсом на Ближнем Востоке.

В политических и финансовых терминах стратегия Сауда–Филби оказалась поразительно успешной (если рассматривать её саму по себе, цинично, в собственных интересах). Но она всегда основывалась на британской и американской интеллектуальной тупости: неспособность увидеть опасный «ген» в теле ваххабитского проекта, его латентный потенциал к мутации в произвольный момент времени в своё исходное, кровавое пуританское состояние. Так или иначе, но это произошло — это и есть ИГИЛ.

Чтобы заручиться поддержкой Запада (особенно продолжительной), однако, нужно сменить способ существования: «проекту» из вооружённого прозелитического авангардного исламского движения превратиться в нечто напоминающее государственное управление. Это никогда не бывает просто, в силу присутствия унаследованных противоречий (пуританская мораль против реалполитик и денег) — и с течением времени проблемы приспособления к «современности», которого требует государственность, сделали «ген» более активным, вместо того чтобы сделать его более инертным.

Даже сам Абд-эль-Азиз столкнулся с аллергической реакцией в форме серьёзного восстания против его собственной ваххабитской милиции, Саудовского Ихвана. Когда распространение власти Ихвана достигло границ территорий, контролируемых Британией, Абд-эль-Азиз попытался обуздать свою милицию (Филби побуждал его искать британского патронажа), однако Ихван, уже критически настроенный в результате использования современных технологий (телефон, телеграф и пулемёты), «был взбешён отказом от джихада по причинам мировой реалполитик… Они отказались сложить оружие и восстали против своего короля… После серии кровавых столкновений они были сокрушены в 1929-м. Члены Ихвана, которые сохранили лояльность, впоследствии вошли в [Саудовскую] национальную гвардию».

Сын и наследник короля Азиза Сауд столкнулся с другой формой реакции (менее кровавой, но более эффективной). Сын Азиза был смещён с трона религиозной верхушкой в пользу своего брата Фейсала — в результате своего показушного и экстравагантного правления. Его нарочито расточительный стиль прогневал религиозную элиту, которая ожидала, что «Имам всех мусульман» будет вести благочестивый и прозелитический, обращающий в свою веру образ жизни.

Король Фейсал, преемник Сауда, в свою очередь, был застрелен собственным племянником в 1975 году. Тот явился ко двору, якобы с целью принести клятву верности, но вместо того вытащил пистолет и выстрелил королю в голову. Племянник был возмущён распространением западных верований и инноваций в ваххабитском обществе в ущерб исконным идеалам ваххабитского проекта.

ЗАХВАТ БОЛЬШОЙ МЕЧЕТИ В 1979

Намного более серьёзной угрозой, однако, было возрождение Ихвана под началом Джухаймана аль-Утайби, увенчавшееся захватом Большой мечети силами 400-500 вооружённых террористов, среди которых было несколько женщин и детей. Джухайман происходил из влиятельного клана Утайби из Нежда, который возглавлял и был основным элементом первоначального Ихвана в 1920-х.

Джухайману и его последователям, многие из которых учились в семинарии Медины, оказывал негласную поддержку, среди прочих духовников, шейх Абдель-Азиз Бин Баз, бывший муфтий Саудовской Аравии. Джухайман заявлял, что

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7