Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Длавер Ала-Альдин: «США смирились с усилением позиций Ирана»

09.10.2015

Страницы: 1 2 3

www.2000.ua
Дмитрий ГАЛКИН
политический обозреватель,
заместитель главного редактора Foreign Affairs Chronicles

Длавер Абдул Азиз Ала-Альдин — профессор, президент-основатель Ближневосточного исследовательского института (MERI), Эрбиль, Иракский Курдистан

С еще одним моим собеседником мы также встретились в Анкаре. Профессор Ала-Альдин представлял на конференции Иракский Курдистан. Несмотря на это, темы нашего разговора были все те же: Соединенные Штаты, Исламская Республика Иран, Россия…

— В последнее время Иран добился серьезных внешнеполитических успехов. Тегерану удалось прийти к компромиссу с США относительно своей ядерной программы, укрепились иранские позиции в Ираке, где шиитские вооруженные формирования ведут борьбу с «Исламским государством», американская администрация оказалась вынуждена считаться с иранской позицией в сирийском конфликте. Будут ли США пытаться снизить иранское влияние в регионе? Может ли это привести к усилению американо-иранских противоречий и новому всплеску напряженности?

— Отношение Вашингтона к внешнеполитической активности Ирана в последние годы заметно изменилось. При Джордже Буше одной из главных целей ближневосточной стратегии США было снижение влияния ИРИ, которая рассматривалась как враждебное государство, занимающееся экспортом «исламской революции». Теперь США, несмотря на имеющиеся противоречия, не считают Иран врагом.

— Но готовы ли США мириться с превращением Ирана в одну из ведущих держав столь важного региона?

— Американская администрация исходит в своей политике из того, что Иран — влиятельная региональная держава, ведущая борьбу за региональное лидерство. Воспринимая это как свершившийся факт, США считаются в своих действиях с тем, что в некоторых столицах (прежде всего в Багдаде и Дамаске) чрезвычайно сильно иранское влияние, а значительное число игроков, действующих в регионе, — в первую очередь шиитские общественно-политические движения и вооруженные формирования — ориентируются на Тегеран. Вашингтон не собирается бороться с подобным положением дел. Напротив, он стремится использовать его в своих интересах.

— На протяжении долгого времени было принято считать, что американские и иранские интересы на Ближнем Востоке кардинально расходятся. Как же Вашингтону и Тегерану удается найти точки соприкосновения?

— При помощи переговоров. Раньше, когда правительства США и Ирана были убеждены, что между ними могут существовать только враждебные отношения, какие-либо контакты между государственными структурами, участвующими в выработке внешнеполитического курса, попросту не поддерживались. Теперь, когда стороны осознали возможность и необходимость взаимодействия, они стараются согласовывать позиции, пытаются понять иную точку зрения, не настаивая жестко на собственном видении.

Безусловно, противоречия сохраняются, но изменилось отношение к ним: их стремятся преодолеть, а не поддерживать и усиливать, как еще несколько лет назад. Подобное отношение к разногласиям окончательно утвердилось только после достижения соглашения по ядерной проблеме, которое способствовало росту взаимного доверия между двумя странами. Конечно, пока рано говорить о появлении перспективы взаимодействия на стратегическом уровне.

— Но вы считаете, что это возможно?

— Если нынешние тенденции сохранятся, то со временем, как мне кажется, Иран и США могут отказаться от курса, предполагающего их стратегическое противостояние. И это, конечно же, помогло бы уменьшить напряженность на Ближнем Востоке и стабилизировать ситуацию в регионе.

Я не вижу никаких принципиальных препятствий, которые могли бы помешать Тегерану и Вашингтону выработать согласованную стратегию, направленную на стабилизацию Ближнего Востока. США и ИРИ являются важнейшими игроками в регионе, и их взаимное отталкивание порождает вакуум, который заполняется радикальными силами. Соперничество заставляло иранское и американское руководство игнорировать опасность, исходящую от экстремистов, враждебных противной стороне. Но подобное отношение к экстремистским группировкам создает угрозу и для иранских, и для американских интересов. Поэтому обе страны только выиграют, если перестанут видеть друг в друге стратегических соперников.

Подобные изменения в американо-иранских отношениях будут выгодны подавляющему большинству жителей региона. Это стало очевидно после появления «Исламского государства». Его существование ставит под угрозу как американские планы по усилению своего присутствия на Ближнем Востоке, так и иранское влияние в регионе. Кроме того, это террористическое образование стало главным препятствием на пути к восстановлению мира в тех государствах, которые охвачены его деятельностью.

Однако устранить «Исламское государство»

Страницы: 1 2 3