Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Молдавия: Война интеграций и отсутствующая Россия

12.09.2015

Страницы: 1 2

Евгений Шоларь

«Любые разговоры о быстрой европейской, евроатлантической или евразийской интеграции Молдавии являются приглашением к гражданской войне»

Тезисы выступления на международной конференции «Вызовы и угрозы для региональной безопасности на Ближнем Востоке и Кавказе: внешние факторы и внутренние противоречия» (Анкара, 8−9 сентября 2015 года).

1. Большая Украина

Проблематику геополитического выбора Молдавии невозможно рассматривать в отрыве от событий в Причерноморском регионе в целом. В особенности это касается кризиса в соседней Украине, переросшего в гражданскую войну и территориальный распад страны. Украинские события уже спровоцировали и в Молдавии резкую геополитическую напряженность, усугубление политического кризиса и ухудшение экономического положения, а также острый раскол общества.

По большому счету Молдавия и Украина, с геополитической точки зрения, являются частью одной и той же зоны. Ее можно назвать Большой Украиной. Это территории геополитического пограничья — между крупными геополитическими центрами, противостояние между которыми сегодня набирает обороты. И страны региона, которые в настоящее время оказались в роли территорий-прокладок между этими крупными игроками, либо уже стали, либо рискуют в ближайшем будущем стать первыми жертвами такого столкновения.

2. Заложница геополитики

На протяжении всех 24 лет своей независимости Молдавия являлась заложницей геополитики. Политический дискурс в республике выстраивался вокруг диаметрально противоположных геополитических проектов — с одной стороны прорумынского (затем проевропейского в light-версии, с более завуалированным румынским элементом), с другой — пророссийского (позднее проевразийского также в light-версии, с более завуалированной политической составляющей).

При этом все эти интеграционные идеи во многом оставались мифами, поскольку, ввиду структуры молдавского общества, наличия приднестровского конфликта, качества политических элит, отсутствия у них политической воли, а также нежизнеспособности самого государства в отрыве от любого из двух конкурирующих геополитических субъектов, на практике Молдавия оказывалась неспособна предпринять решительные шаги по реальной интеграции в любом из направлений.

Роль сменяющих друг друга «пророссийских» и «проевропейских» властей сводилась к балансированию между геополитическими векторами, имитированию «реинтеграции» страны (под этим в Кишиневе понимают присоединение Приднестровья) и извлечению политической ренты из собственного пребывания у власти. Что касается больших геополитических проектов, то политики предпочитали скорее электорально и материально паразитировать на этих идеях, чем предпринимать реальные шаги по их воплощению в жизнь.

3. Приглашение к войне

К настоящему моменту, в особенности после событий на Украине, для всех политических и геополитических акторов в регионе очевидно, что любые призывы и разговоры о быстрой европейской, а тем более евроатлантической интеграции Молдавии являются приглашением к гражданской войне. То же самое, впрочем, касается и идеи быстрой евразийской интеграции. А любой сценарий быстрой интеграции Приднестровья в состав Молдавии, превратил бы ее в настоящую бомбу замедленного действия для всей региональной безопасности.

Для понимания того, почему это так, следует внимательно рассмотреть структуру молдавского общества. В нем присутствует глубокий политический раскол. Несколько меньшая в процентном соотношении, но более активная и пассионарная часть, придерживается прозападного вектора. А более многочисленная, но менее активная, более разрозненная и легко поддающаяся манипуляциям (именно по этой причине она, составляя количественное большинство, хронически не способна стать источником власти) — выступает за провосточный вектор. Исключением в последнем случае является относительно консолидированное население Гагаузии, и именно поэтому «искры» чаще всего проскакивают в отношениях между Кишиневом и Комратом.

Исходя из такой структуры общества, очевидно, что сегодня любая попытка реальной и быстрой интеграции в любом направлении вызовет еще большую поляризацию в обществе и с большой вероятность спровоцирует гражданский конфликт. А теперь представим себе, что в эту и без того непростую структуру единомоментно вбрасывается еще и провосточно заряженное и при этом пассионарное и прошедшее опыт вооруженного геополитического конфликта с Кишиневом в 1992 году Приднестровье. Последствия просчитать несложно…

4. Долгосрочные стратегии

Понимание этих факторов диктует необходимость отказа от иллюзий того, что региональный геополитический узел можно разрубить «кавалерийским наскоком». Первыми это, «обжегшись» на Украине, кажется, осознали в Брюсселе. Сейчас ЕС пересматривает перспективы проекта «Восточное партнерство» и всю систему европейского соседства на восточном направлении. А о

Страницы: 1 2