Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Ось Москва-Пекин-Тегеран

05.08.2015

«Для России и Китая ядерная сделка с Ираном — возможность консолидировать их собственное ближневосточное влияние в ущерб Америке», — указывает Артур Херман в The Wall Street Journal.

«Формирование оси Москва-Пекин-Тегеран теперь почти неизбежно. И это крупнейшее изменение в расстановке сил на Ближнем Востоке со времен Суэцкого кризиса 1956 года», — говорится в статье.

«Эта новая ось ни для кого не станет сюрпризом. Россия и Китай почти с самого начала во многом содействовали Ирану в его стремлении создать ядерное оружие — в частности, Россия построила ядерный комплекс в Бушере, а Китай предоставил Тегерану ключевые компоненты для работы центрифуг», — отмечает журналист.

Напомнив, что «Россия и Китай резко критиковали режим санкций в целом», Херман указывает: «Скоро Пекин и Москва увидят, как Совбез отбросит политику, которую они порицали. Обе страны готовы извлечь из этой возможности максимальные преимущества. В постсанкционную эпоху они станут важными участниками оживления иранской экономики — в сферах от информационных технологий до разработки нефтяных и газовых месторождений».

После того как Ирану снова разрешат покупать неядерное оружие и предоставят доступ к замороженным ранее денежным средствам (порядка 100 млрд долларов), «можно ожидать, что в Тегеране откроется внушительный оружейный базар, главные прилавки которого займут Россия и Китай», полагает автор.

«И наконец, что важнее всего, сильный Иран с растущей экономикой отвечает и российским, и китайским стратегическим интересам в регионе. В случае России это иранская поддержка Башара Асада, который будет содействовать росту российского присутствия на востоке Средиземного моря, в то время как американских сил там почти не осталось. А в случае Китая — присоединение Ирана к его списку стратегических партнеров, расширение военного сотрудничества (военно-морские силы двух стран провели первые в истории совместные учения в сентябре 2014 года), вступление Ирана в ШОС (к которой не разрешено присоединяться странам, находящимися под санкциями ООН)», — рассуждает Херман.

«Как бы нынешняя сделка ни подействовала на иранскую ядерную программу, ее геополитические последствия будут огромными. Формирование оси Москва-Пекин-Тегеран и рост российского и китайского влияния на Ближнем Востоке ускорят закат Америки как сторонней силы, доминирующей в этом регионе, — подытоживает автор. — Последствий этого никто не может предсказать, но все должны опасаться».