Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Каспийский «узел» не становится слабее

23.08.2015

Страницы: 1 2

«Политическое Обозрение»
Сергей ЛЕТОВ 

Каспийские державы возобновляют нефтегазовые трения и споры. Основные неудобства в связи с этим возникают у России, пытающейся закрепить за собой роль регионального арбитра.

После обнародования в 2014 г. Евросоюзом планов ослабления энергетической зависимости от России он пытается воплотить задуманное в жизнь. Следствием этого стала активизация переговорного процесса ЕС с Азербайджаном и Туркменией, в общей сложности обладающими реальными подтвержденными запасами природного газа в объеме до 20 трлн. кубометров. Суть курса состоит в том, чтобы заручиться согласием Баку на транспортировку по своей территории туркменского голубого топлива, объемы добычи которого ежегодно растут в среднем на 10%.

При этом Ашхабад получает дополнительные возможности для его поставок на мировой рынок ввиду рекордного сокращения в текущем году закупок туркменского сырья Россией. Это, кстати, послужило основанием со стороны Туркмении для объявления в июле «Газпрома» банкротом, что не в последнюю очередь обусловлено снижением экспорта российского газа в Европу. Ситуация вызвана уменьшением его закупок Украиной.

До сих пор сторонам не удалось договориться по вопросу о транзите, хотя в начале августа Азербайджан выражал готовность пойти навстречу Туркмении. Не последнюю роль в этом играли усиливающиеся трения в отношениях между Баку и Анкарой, с одной стороны, и Брюсселем — с другой. Трения обусловлены в том числе претензиями Евросоюза относительно «состояния демократии» в Азербайджане и Турции, в отношении которых он пытается осуществлять давление.

Негативное влияние также оказывает и нерешенность регионального спора относительно дележа местных нефтегазовых богатств. Не случайно в течение июля каспийские страны продемонстрировали готовность предъявить друг другу новые претензии относительно принадлежности целого ряда месторождений. В частности, Туркмения не снимает претензии относительно разграничения по Каспию с Азербайджаном.

И все это происходит на фоне усиления риторики между Москвой и Ашхабадом и продолжающихся разбирательств между российским «Газпромом» и туркменскими властями, в конце июля переросшими в полноценную судебную тяжбу: тогда российская сторона даже обратилась в Стокгольмский арбитражный суд.

Примечательно, что подобное развитие ситуации происходит во многом с подачи Ирана, не без российских усилий приблизившегося к освобождению от западного эмбарго. В данном случае Тегеран не только придерживается сугубо рациональных экономических соображений в плане оказания содействия своему туркменскому партнеру, у которого он закупает газ, но и, как представляется, продолжает все менее скрываемую политическую борьбу против российского влияния на Каспии.

Подобные трения во многом программирует отсутствие обязательного для соблюдения всеми сторонами международного документа, четко разграничивающего сферы влияния каспийских держав. Соответственно, это способствует сохранению и даже эскалации территориальных споров с нефтегазовой подоплекой в свете настойчивых попыток Запада ослабить российское энергетическое влияние за счет получения доступа к каспийскому газу.

И в этом смысле Каспийский саммит 2014 г., проведенный в российской Астрахани, несмотря на широко растиражированные утверждения ряда СМИ относительно достигнутого там «глобального успеха» в деле урегулирования споров между пятью региональными державами, почти ничего не дал в практическом смысле. Более того: он продемонстрировал, насколько трудно будет России реально соответствовать той высокой роли, которую она примеряла на себя в качестве безоговорочного регионального арбитра. По сути, достигнутые тогда результаты были лишь «соглашением о намерениях», поскольку реально стороны «договорились договариваться», так и не подписав реального документа, которым бы они руководствовались для прекращения старых и недопущения новых споров.

Одна из причин, почему им до сих пор не удалось достичь «Соломонова решения», удовлетворяющего всех, – позиция Ирана. Он не согласен с российским предложением относительно дележа Каспия как моря в соответствии с контролируемой тем или иным государством береговой линией. При таком раскладе ему придется довольствоваться лишь 13% каспийской акватории. Соответственно, Тегеран настаивает на том, что Каспий является озером. При данном подходе каспийские державы должны согласиться на получение «равноправной» доли в 20% каспийского шельфа.

Амбиции Ирана как растущей региональной державы препятствуют признанию за тем же Азербайджаном большей доли Каспийского моря, чем та, которой Баку по факту обладает. Соответственно, такое предложение представляется выгодным и Туркмении. И в данном случае Баку как обладатель «непропорциональной» доли рискует столкнуться с единым ирано-туркменским фронтом.

Примечательно, что Ашхабад прекращает территориальные

Страницы: 1 2