Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Иран и ШОС: итоги уфимского саммита без иллюзий

13.07.2015

Страницы: 1 2 3

Редакционный комментарий Iran.ru

13 июля 2015

ШОС набирает темп, избавляется от балласта и декларации, становится более динамичной структурой. Но, все же нет пока конкретики в решениях и не разработаны механизмы оперативного и эффективного реагирования на современные вызовы и угрозы. Более того, итоги завершившегося на днях мероприятия всерьез заставляют задуматься об опасности превращения этой организации в очередной «клуб по интересам», не способный и не желающий проводить в регионе эффективную самостоятельную политику. И в вопросе членства Ирана в ШОС на уфимском саммите также прорыва не произошло.

Погоня устроителей саммита ШОС в Уфе «за двумя зайцами» − запустить процесс расширения и, вместе с тем, подчеркнуть, что это никоим образом не угрожает интересам США и их союзников в регионе, – сыграла с ними злую шутку. Закрепленные и в итоговой декларации, и в Стратегии развития до 2025 года заявления о том, что ШОС «утвердилась в качестве одного из влиятельных участников современной системы международных отношений», а, следовательно, возникают предпосылки для ее перехода на качественно новый уровень, больше похожи на самоуспокоение.

Шанхайская организация действительно перешла к переломному моменту своего развития. Но варианты ее дальнейшей судьбы не блещут разнообразием – либо государства-участники включаются в реализацию китайской концепции «экономического пространства Новый Шелковый путь» (в его сухопутном варианте), либо она стремительно повторяет судьбу «большой семерки» − тусовка на высшем уровне, переговорная площадка, состоять в которой статусно, но не для решения конкретных вопросов, исходящих из национальных интересов стран-участников. И спешно протаскиваемое после запуска процесса присоединения к ШОС Индии и Пакистана в масс-медиа маркетинговое название «большая восьмерка» должно скорее настораживать, чем радовать, поскольку сопряженно с огромными рисками для самой ШОС.

Сложившаяся перед началом саммита международная обстановка ставила перед всеми государствами-участниками вполне конкретные вопросы: во-первых, поиск путей совмещения интересов каждой страны с предложенной Пекином концепцией «Нового Шелкового пути». Во-вторых, привлечение Ирана к более активному участию в работе этой Организации. В-третьих, выработка механизма, при котором давний конфликт между начавшими процесс присоединения к Организации Индией и Пакистаном не привел к снижению ее работоспособности. И, наконец, в-четвертых, создание некоего общего контура механизмов обеспечения региональной безопасности. По большому счету, конкретного ответа ни на один из этих вопросов в Уфе не прозвучало. В итоговых документах есть решение об утверждении Программы сотрудничества государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на ближайшие три года и есть решение о разработке проекта Конвенции ШОС по борьбе с экстремизмом, но как они коррелируются, насколько адекватно реагируют на современные угрозы и вызовы не понятно. Ни слово не сказано о механизмах реального воплощения этих решений, а между тем, масса негативных явлений уже сейчас реально угрожают стабильности и безопасности стран-членов ШОС.

Уфа и Тегеран: тихая нота оптимизма

Напомним, что накануне саммита, в ходе трехсторонней встречи в Москве глав дипломатических ведомств Ирана, России и Китая, была достигнута договоренность о некоей «компромиссной формуле», которая сохраняет заинтересованность Тегерана в развитии сотрудничества с ШОС. Ирану было гарантировано вступление в Организацию после заключения итогового Соглашения по его ядерной программе. Более того, и российский и китайский министры заверили своего коллегу Джавада Зарифа, что после того, как подписи на этом документе будут поставлены, и Москва, и Пекин перестанут считать международные санкции основанием для каких-либо ограничений в развитии экономического и военно-технического сотрудничества с Ираном. По сути, решение вопроса о полноправном членстве Тегерана зависело теперь не от снятия с него санкций Совета Безопасности ООН, а от даты подписание этого итогового Соглашения.

Рассчитывали, что к началу саммита результат на переговорах в Вене все же будет достигнут. Не случилось, а потому вопрос о приеме Ирана в Организацию на правах полноправного члена сдвинулся, по всей видимости, еще на год. Понимание ненормальности сложившейся ситуации все же присутствует. Именно поэтому в «Уфимскую декларацию глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества» был внесен специальный абзац: «Государства-члены высоко оценивают усилия по достижению всеобъемлющего соглашения об урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы между Исламской Республикой Иран и «шестеркой» международных посредников при участии ЕС. Они считают, что это укрепляет

Страницы: 1 2 3