Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Все дороги ведут в Ашхабад

18.05.2015

Страницы: 1 2 3

всерьез рассматривают туркменский газ как важнейшую и наиболее конкурентноспособную альтернативу российским поставкам (от которых ЕС будет отказываться по чисто политическим причинам по- любому). Именно Ашхабад видится Европе своего рода «газовым спасителем» старого континента, поскольку сжиженный газ если попадет туда, то не раньше, чем через 15-20 лет.

Замечу, что Туркменистан еще при прошлых президентах Украины вел переговоры о поставках туда газа на Украину. Но вся эта бурная деятельность (как, впрочем, и нынышняя, которую ведет с Туркменистаном Евросоюз) ничего общего с реалиями не имела: «туркменский газовый поток» Россия в западном направлении так и не пускала. А уж теперь о какой-то форме украинского транзита не только Туркменистану, но и другим желающим с Каспия, судя по всему, придется навсегда забыть.

Внутренняя напряженность — это для любого правителя непросто. А уж для туркменского — сложно и опасно вдвойне

Пока Европа по-прежнему тешит себя надеждами на прокладку трубы под Каспием. Но реалии таковы, что ни Россия, ни Иран туркменский газ в Европу не пустят. Здесь надо принимать к сведению и факт газового российско-турецкого  сближения, и уже осуществляемого сотрудничества Турции с Азербайджаном по газовому проекту ТАНАП. Да и не очень понятно, что будут делать после возвращения на родину 16 тысяч туркменских студентов, которые по-прежнему обучаются на Украине. То, что их могут вполне посетить по приезде в Ашхабад некие «майданно-революционные завихрения», исключать полностью было бы для туркменских властей непростительной ошибкой.

А ведь по данным самого туркменского правительства, немало местной молодежи сегодня воюет в рядах зловещего и никому неведомого Арабского халифата. У этой крайне смутной и довольно жестокой структуры давно уже имеются планы «приложиться» и к нефтяным запасам Ирака (что уже было сделано, и бои там продолжаются с неослабевающей силой), и к такой «газовой комфорке», как Туркменистан. Кто-то считает, что исламисты здесь могут посоперничать с афганскими талибами, но ведь обе силы могут в этом деле выступить и союзниками. А почему, спрашивается, и нет? Общие интересы у них схожи — слишком богат Туркменистан газовыми доходами, чтобы не попытаться такой призовой куш агрессивно и решительно прикарманить.

Кстати, при всей своей нейтральности и ни к чему неприсоединении у Туркменистана, по большому счету, вообще нет никаких ни союзников, ни соперников во внешней политике. Даже в плане столь популярной среди центральноазиатских государств так называемая «многовекторность» Ашхабадом понимается как некое балансирование между главными газовыми клиентами (потому как те или уже платят деньги, или обещают их вот-вот заплатить). Задача Г. Бердымухамедова — никому не отдавать по газу предпочтения (хотя Китай — все же самый «равный» из всех остальных клиентов). Но ведь никто из этих самых газовых клиентов не гарантирует ни Туркменистану, ни его президенту никакой безопасности.

В принципе, бояться туркменским властям есть чего и кого. Пару лет назад ими всерьез обсуждалась вероятность повторения в республике событий так называемой «ближневосточной весны». Управляемого хаоса, который устроят «люди извне» с помощью недовольной молодежи и религиозными фанатиками. Но потом все вроде как успокоилось: оказалось, что в республике таких в нужном количестве для смуты или свержения правительства нет. А вот с территории соседнего Афганистана сюда может попасть «зараза» и по страшнее — да еще с оружием в руках.

Если же попытаться проанализировать события, которые в последние несколько месяцев происходили на туркмено-афганской границе, то толком никто и ничего там понять не может. Вроде бы были сотни убитых мирных туркменских граждан, другие сотни угнали в Афганистан талибы, разрушения какие-то были вроде как зафиксированы в приграничных районах. Но что там правда, что фикция — пойди разберись.  Ясно, что центральное афганское правительство север страны не особо контролирует. А те, кто на самом деле держит власть в северных афганских провинциях, Туркменистан и его огромные газовые ресурсы просто так в покое не оставят. Может быть, ООН попросить о помощи? Или все-же ОДКБ?

Вот что здесь еще, на мой взгляд, важно. Крупнейшие внешнеторговые партнеры Туркменистана (а это Иран, Россия, Турция и Китай) не имеют с республикой никаких военных соглашений и договоров о совместной обороне. С нейтралитетом Ашхабад считал, что подобное просто не имеет смысла. Но сейчас ситуация изменилась, и весь этот «неприсоеденившийся нейтралитет» может республике боком выйти.

Посетил Ашхабад министр обороны Ирана, но такими визитами талибов не особо испугаешь. Если что иранцы и будут охранять, то только две нитки газопроводов, которые к ним на север идут. А вот все остальное туркменскому правительству  придется защищать своими силами. Или вешать лапшу на уши мифическим миротворческим подразделениям ООН, которые порядка и

Страницы: 1 2 3