Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Все дороги ведут в Ашхабад

18.05.2015

Страницы: 1 2 3

Вот только большой вопрос, выиграет ли от этого Туркменистан и его безопасность?

http://www.dn.kz
Юрий Сигов, Вашингтон

Общая неопределенность и нестабильность в мире, которая напрямую соприкасается по конфликтным очагам на Ближнем Востоке, Передней Азии и на Украине, так или иначе отражается на политике всех без исключения государств Центральной Азии и Прикаспия. У каждой страны в подобной ситуации, что естественно, свое видение обстановки, а также и свои методы разрешения складывающихся кризисных реалий.

В том, что касается Туркменистана, то здесь вроде бы всегда и во все времена было просто (то есть предсказать, как прореагирует Ашхабад на ту или иную угрозу) и одновременно сложно (страна полностью остается закупоренной с точки зрения какой-либо информации). А посему о том, что конкретно планируют делать в тот или иной момент туркменские власти, только им, по сути дела, и известно.

 

Еще при предыдущем президенте Туркменистан настойчиво и последовательно проводил курс на придуманный самими туркменскими властями нейтралитет. Слово это иностранное, под ним можно подразумевать все, что угодно насчет ничего неделания и ни во что неввязывания. Но да, именно такой политикой — ни к чему неприсоединения — Ашхабад все эти годы и весьма успешно промышлял.

А опереться в подобном курсе туркменским властям было на что: немереное газовое богатство, полученное в наследство от СССР, плюс на грани «политического фола» умение Туркменбаши ускользать из объятий всех своих «заклятых врагов-партнеров» — от России с Ираном до Соединенных Штатов (тогда еще Китай только присматривался к туркменскому газу, и сотрудничество по нему Пекин уже раскручивал с Г. Бердымухамедовым).

«Центрально-азиатская деспотия» или «порядок ради процветания нации»?

Поскольку до туркменского нейтралитета многим странам было по барабану, в основном интересовал внешних клиентов исключительно газовый аспект. А так как в Туркменистане была создана весьма спе-цифическая система государственного управления, то привыкать иметь дело с ней у многих иностранцев превратилось в своего рода захватывающее соревнование. Когда же к власти в республике пришел Б. Бердымухамедов, то заговорили о «новой эре всеобщего процветания» и туркменского народа, самой республики. К тому же население Туркменистана небольшое (около 5 миллионов для такой большой по площади территории), природного газа много. Поэтому здесь и порядок вроде бы несложно обеспечить, и всем подопечным вполне реально обеспечить приличные условия жизни.

Но в последние несколько месяцев ситуация вокруг Туркменистана существенно поменялась, и одним «проявлением нейтралитета» особой стабильности не наживешь. В то же время категорическое нежелание Ашхабада с кем-то входить даже в кратковременные объединения делает его положение (что в военно-политическом плане, что в экономическом) весьма шатким и нестабильным. Да и сам Г. Бердымухамедов толком пока не решил, что ему делать, если ситуация действительно резко обострится, и угроза пойдет как с афганского направления, так и по причине внутренних беспорядков в стране.

Если брать ситуацию с поставками туркменского газа на внешние рынки, то Ашхабад при всей своей нейтральности полностью зависим на самом деле от мировой газовой конъюнктуры. Сейчас Туркменистан преимущественно завязан на газовых поставках в Китай, и такая картина будет сохраняться, видимо, как минимум следующие 20-30 лет, если в регионе ничего не произойдет экстраординарного.

Частично туркменский газ также поставляется в Иран, и если американцы будут на Ашхабад и дальше давить, то в какой-то малообозримой перспективе его могут направить и в сторону Афганистана через Пакистан до Индии. А еще по-прежнему еврочиновники лелеют надежды на то, что когда-нибудь и, может быть, удастся протащить газовую трубу под Каспием. Правда, непонятно, кто за это удовольствие будет платить и ради чего. То ли дело Китай: он покупает у Ашхабада газ и всегда платит стабильно (хотя и требует постоянно скидки). Да и иранцы не подводят, хотя разные санкции не дают им возможности платить через нормальные банковские механизмы.

Между тем насчет американского проекта ТАПИ по доставке туркменского газа в Индию продолжаются сплошные ничего не значащие разговоры. То и дело муссируется цена новой трубы, обсуждаются какие-то мифические геополитические расклады в пользу то Туркменистана, то Афганистана, но никто почему-то не желает учесть реалии региона. А именно — кто контролирует ситуацию на афганской территории (особенно вдоль туркменской границы), какие и куда пойдут трубы, где и кто будет искать деньги на этот проект.И ведь что важно —  никто пока не осмеливается дать вразумительные ответы ни на один из таких вопросов.

Влияет на газовые перспективы Туркменистана и продолжающийся бардак на Украиие. Те же европейцы давно и

Страницы: 1 2 3