Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

«Отмена санкций не изменит качество армяно-иранских экономических отношений»

16.04.2015

Страницы: 1 2

Интервью приглашенного научного сотрудника Джорджтаунского университета Севака Саруханяна порталу Banks.am
беседовали Ара Тадевосян и Хорен Орманян

— Как конкретно может повлиять на армяно-иранские торгово-экономические связи отмена или ослабление западных санкций в отношении Ирана? Проще говоря, что было невозможно делать в условиях санкций?

— Положительные ожидания от ослабления либо отмены санкций в отношении Ирана сильно завышены – качественного влияния на армяно-иранские отношения они иметь не будут.

Причина в том, что санкции затронули 4 основных сектора иранской экономики: нефть, страхование, технологии (в том числи — и вооружения), а также финансовые транзакции. За исключением финансового сектора, ирано-армянское экономическое взаимодействие ни одного из этих секторов не касалось. Мы не импортировали из Ирана нефть и нефтепродукты. Сфера страхования касалась прежде всего иранского нефтяного флота. Что касается технологического сотрудничества, то Армения практически ничего в Иран не экспортировала, тем более — вооружение.

Единственный сектор армянской экономики, который может выиграть от отмены санкций, – скотоводство. Объемы экспорта баранины из Армении в Иран резко сократились именно из-за санкций: они сначала привели к девальвации иранского риала, в результате которого баранина на иранском рынке в долларовом эквиваленте подешевела на 40%․

Потом начался  дефицит валюты, которым иранцы оплачивали импорт из Армении и из других стран, что также отрицательно отразилось на экспорте мяса в Иран. После завершения валютного кризиса в Иране, который будет иметь место после снятия санкций, этот сектор восстановит свои позиции.

— Насколько санкции влияли на банковские сферы Армении и Ирана?

— Не существенно, хотя могли бы. После принятия пакета финансовых санкций против ИРИ иранские банки и финансовые группы старались выйти на региональные финансовые рынки для того, чтобы с их помощью обойти санкции. В 2012-м была утечка информации, осуществленная некоторыми безымянными источниками из ООН и Всемирного банка, согласно которой иранская сторона выказывала заинтересованность в покупке доли в двух армянских банках с целью получения через них выхода на международные рынки.

Однако эти попытки были пресечены, что и было вполне ожидаемо с учетом зависимости армянского финансового сектора от международных финансовых институтов.

Между тем, в других странах Иран смог реализовать свои планы – прежде всего в Ираке и Турции, которые стали основными «хабами» притока валюты в Иран, а также нелегальной продажи нефти и золота. До сих пор в Турции не утихает скандал вокруг Резы Зарраба, турецко-иранского бизнесмена, который в обход санкций «отмыл» через турецкие финансовые учреждения около 50 млрд долларов для Ирана. Однако Зарраб действовал в связке с правительством Эрдогана, что дало ему большую свободу действий.

В Армении, ввиду малого объема финансовых рынков, а также отстутствия значительного политического ресурса для поддержки такого рода деятельности, перспектива превращения страны в зону отмывания нелегальных иранских капиталов была невозможной.

— Звучали мнения, что реализация крупных инфраструктурных проектов, включая строительство совместной ГЭС на реке Аракс, также фактически затягивалась из-за санкций. Насколько оправданы эти мнения?

— Они и оправданы, и не оправданы одновременно. Понятно, что для строительства ГЭС Ирану необходимы свободные капиталы, которых в стране из-за глубокого макроэкономического кризиса нет. Однако из этого не следует, что после появления этих ресурсов Иран вложится в проект. Скажем так, финансово иранцы после снятия санкций будут иметь возможность инвестировать в проект, но практическая перспектива зависит от целого ряда обстоятельств, прежде всего — политических. Насколько Иран будет политически заинтересован в этом проекте после снятия санкций и возвращения в глобальную экономику – является открытым вопросом. Тем более, в условиях, когда Тегеран стал пересматривать свою политику в области электроэнергетики: если раньше рост объемов потребления планировалось обеспечивать строительством новых мощностей, то сейчас политика внедрения технологий энергоэффективности в существующие мощности становится ключевым элементом энергополитики.

— Недавно в интервью Медиамакс министр энергетики Грузии Каха Каладзе сказал, что южное направление электроэнергетического транзитного коридора является «очень интересным и перспективным при условии создания необходимой правовой среды». Как вы думаете, могут ли Армения, Иран и Грузия в случае отмены санкций реально заняться этим и другими трехсторонними проектами?

— Могут, конечно. Но для этого кроме правовых надо решить ряд практических вопросов, которые напрямую с отсутствием договорной

Страницы: 1 2