Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Для Средней Азии сформировались коридоры угроз

26.04.2015

Страницы: 1 2 3

http://www.ng.ru

Туркмения, Таджикистан и Киргизия могут стать плацдармами для дестабилизации соседей без всякого участия «Исламского государства»

Таджикским пограничникам на границе с Афганистаном приходится быть особенно бдительными. Фото Reuters

Безудержное тиражирование алармизма по поводу «Исламского государства» (ИГ) в Средней Азии имеет пока очень слабые основания. В марте 2015 года германский исследователь Томас Руттиг отмечал по результатам своих полевых исследований в северном афганском приграничье: хотя тревога и небезосновательна, но нет и уверенности в том, что главной угрозой безопасности является ИГ. В регионе им было обнаружены только местные талибы либо боевики «Хезб-и Ислами» (пуштунская группировка «Хекматиара»). Комментируя сообщения, в которых говорится о сотнях или даже тысячах боевиков, Томас Руттиг порекомендовал убрать из этих чисел один ноль.

По мнению же источников из Совета безопасности ИРА, ИГ имеет около 20 тыс. последователей на территории Афганистана. Следуя советам Томаса Руттига, речь идет о примерно 2 тыс. Конкретно известно о группе, действующей в районе Тургунди (афганско-туркменская граница) численностью около 200 человек, ею руководит некий Акмурад из Туркменистана. В районе Ислам-Кала действует группа около 300 человек под командованием Хаджи Рауфа, и в районе Шинданда – наиболее многочисленная группа около 700 человек, которой руководит командир Аманулла, эти две группы носят ярко выраженный антишиитский и антииранский характер.

Среди последователей ИГ – пуштуны из «Талибана», бывшие моджахеды (особенно из «Хезб-и Ислами»), из «Иттиход-е Исломи» – группировки старейшего афганского джихадиста Абдул Расула Сайяфа, много просто безработной молодежи. Есть пакистанцы, арабы, понемногу – выходцы из среднеазиатских республик, уйгуры, чеченцы. Главный лозунг – создание «Исламского государства Хорасан» на территории Афганистана, Пакистана и республик Центральной Азии.

Вот, пожалуй, без детализации и все, что существенно. Остальные сообщения об ИГ в Афганистане проверки пока не выдерживают, носят скорее мифологический характер (см. «НГ-дипкурьер» от 02.03.15). Рассмотрение же реальной картины происходящего в северном афганском приграничье с точки зрения угроз для Средней Азии демонстрирует качественно разную ситуацию в отношении каждой из стран региона.

Источники в Совете безопасности Афганистана говорят о дислокации отрядов исламистов численностью около тысячи человек на линии афганско-узбекской границы, но вызывают сомнения как названная численность, так и направленность действий тех группировок, которые в реальности существуют. Проходящий по Амударье в ее самом широком среднем течении участок границы Афганистана с Узбекистаном считается одним из наиболее тщательно охраняемых в мире. Уступая разве что барьеру между Северной и Южной Кореями. Он оборудован защитными инженерными сооружениями, включая забор колючей проволоки под напряжением 380 В, сплошные минные поля, да и интенсивно и отнюдь не миролюбиво патрулируется. Известен эпизод, произошедший в марте 2013 года, когда небольшая группа афганских пограничников проникла на остров Арал-Пайгамбар, находящийся под юрисдикцией РУз: «Трое сотрудников пограничной полиции из уезда Кальдар были убиты, четверым удалось спастись», – отмечала тогда афганская сторона. Опасность для Узбекистана представляют фланги: с запада – Туркмения, с востока – Таджикистан и Киргизия.

На туркменском участке уже длительное время сохраняется обстановка, близкая к понятию «линия фронта» (см. «НГ-дипкурьер» от 02.02.15 и 30.03.15). К настоящему времени можно говорить о тактике боевиков: постепенная зачистка приграничных районов от местного населения и подготовка оперативных коридоров для совершения рейдовых действий на туркменскую территорию. Дополнительную напряженность вносит активизация на территории самой Туркмении радикальных группировок, имеющих связи с афганской территорией, а также граждан республики, отмеченных участием в боевых действиях в Сирии с их предварительной подготовкой на территории Туркмении. Стремительно растет число сторонников нетрадиционных интерпретаций ислама, наибольшее распространение эти группы получили в Ахальском велаяте, особенно в Теджене, Каахке и других городках и селах столичного региона. Известна проведенная властями в марте в Теджене операция по аресту активистов этих групп. Полуофициальная версия гласила, что арестованы наркоторговцы, что в принципе близко к истине: большинство джихадистских группировок в регионе именно этим бизнесом по совместительству как раз и занимаются. Сейчас на въезде в Теджен стоят усиленные наряды силовиков, в район Серахса людей впускают только по местной прописке, даже работники газовых предприятий проезжают в объезд, и их сопровождают представители правоохранительных органов и

Страницы: 1 2 3