Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Враг у ворот: «Исламское государство» на подступах к России

06.02.2015

Страницы: 1 2 3

РИА Новости http://ria.ru/
Олег Берсенев, специально для Центра международной журналистики и исследований

Боевики «Исламского государства» появились в странах Средней Азии. С одной стороны, они проникают в Афганистан, с другой – сами граждане среднеазиатских республик выезжают в Ирак и Сирию «на джихад». Чем выделяется «Исламское государство», и в чем опасность этой группировки для России и ее партнеров в среднеазиатском регионе?

Окончание многолетней иностранной оккупации Ирака и формальное завершение операции НАТО «Несокрушимая свобода» в Афганистане не привели к желаемому миру на Востоке. Новая угроза безопасности на Ближнем Востоке и в Средней Азии – «Исламское государство», «ИГ».

Заявившее о себе летом 2014 года, оно разительно отличается от существовавших и существующих исламистских группировок, действующих на Ближнем Востоке и в среднеазиатском регионе. Чем выделяется «Исламское государство», и в чем его опасность для России и наших партнеров в среднеазиатском регионе?

Помимо бессмысленной жестокости и бескомпромиссного отношения к иноверцам, гражданскому населению и захваченным заложникам (последний пример – сожжение заживо пленного пилота ВВС Иордании Муаза аль-Кассасбе), у «ИГ» есть и другие особенности. Они и порождают серьезные вопросы о происхождении этой группировки.

Основная особенность – финансовая самодостаточность «ИГ» и «халифа» аль-Багдади. По разным оценкам, в настоящее время запас средств группировки составляет от 7 до 9 миллиардов долларов. Это позволяет «ИГ» планировать крупномасштабные операции, вести активную пропагандистскую кампанию и вербовать многочисленных сторонников. Откуда у «халифата» такие деньги? Часть средств «ИГ» получило от захвата филиала Центробанка Ирака в Мосуле – тогда было присвоено до 2 миллиардов долларов. Из отделений других банков города расхитили еще около 500 миллионов долларов. Следующий источник доходов – нефть с захваченных иракских месторождений, которая перерабатывается на местных НПЗ и сбывается по заниженной цене «черного рынка».

«Прибыль» приносит и откровенно криминальная деятельность: это выкуп за захваченных заложников и сбыт на том же «черном рынке» археологических и музейных артефактов.

Тема финансирования — главная в вопросе, кому выгодно возвышение «ИГ» и кто заинтересован в такой финансовой устойчивости группировки. В октябре 2014 года на страницах «Нью-Йорк таймс» заместитель главы федерального казначейства США по финансовой разведке Дэвид Коэн заявил: «ИГ» – одна из наиболее хорошо финансируемых организаций».

Так кто участвует в финансировании «Исламского государства»? По некоторым данным, в этом процессе задействованы частные и окологосударственные фонды монархий Персидского залива. К примеру, денежные трансферы шли и идут из Кувейта – там «частные благотворительные фонды» собирают и переправляют деньги на территорию Сирии «для борьбы с алавитским режимом». По данным той же «Нью-Йорк таймс», некий кувейтский «меценат» Ганим аль-Мтейри спонсирует неназванные исламистские группировки, исходя из их численности: каждому боевику он выплачивает в среднем по 2,5 тысячи долларов в месяц.

Более того, есть основания полагать, что США с их западными союзниками уже продолжительное время не препятствуют деятельности таких «меценатов», переводящих крупные объемы средств командирам и боевикам «ИГ». Так, в сентябре 2013 года германский журнал «Шпигель» опубликовал заметку о немецком бизнесмене ближневосточного происхождения, который намеревался отправить 50 тысяч долларов «в интересах джихада». Деньги шли в обход европейских банковских учреждений, однако, попав в систему SWIFT, были моментально отслежены Агентством национальной безопасности США и европейскими спецслужбами. Никаких мер принято не было.

Все эти косвенные данные — точных открытых сведений пока нет — говорят об одном: Вашингтон и его западные союзники, как минимум, не заинтересованы в быстрейшем разгроме «Исламского государства», либо максимальном снижении военных угроз, исходящих от него. Не заинтересованы в этом и крупные ближневосточные игроки – Катар и Саудовская Аравия, а также Пакистан. Непубличная история этих государств содержит массу примеров создания и «раскрутки» исламистских группировок в интересах внутриполитической борьбы и разыгрывания региональных комбинаций. Так, ряд группировок талибов в Вазиристане и пакистанской «Зоне племен» поддерживают контакт с Межведомственной разведкой Пакистана и кураторами от силовых ведомств.

Другая особенность «ИГ» — масштабы деятельности. Было бы наивно полагать, что основной театр военных действий «халифата»

Страницы: 1 2 3