Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Иран, Россия и США через 36 лет после Исламской революции

11.02.2015

Страницы: 1 2

Фонд Стратегической Культуры
Николай Бобкин

11 февраля в Иране отмечается 36-я годовщина Исламской революции, одного из самых крупных событий ХХ века. У иранцев этот день носит официальное название «День всенародного выражения солидарности с политикой руководства Исламской Республики и верности идеям основоположника ИРИ Имама Хомейни». Обычно к этой дате правительство Ирана подводит итоги своей работы за год. В этом году главной интригой иранской внешней политики стали отношения с Вашингтоном и Москвой. В Тегеране размышляют над выстраиванием сотрудничества с Россией с оглядкой на возможность выхода из международной изоляции и восстановления полноценных связей с Западом.

В свое время Исламская революция изменила геополитику Ближнего Востока, ее последствия были огромными. Новый режим в Иране сочетал в себе ислам и стремление к экспорту революции в соседние мусульманские государства. Если бы не это, СССР, скорее всего, не начал вторжение в Афганистан в декабре 1979 года. Провозглашенная Хомейни борьба с империализмом не делала исключения для Советского Союза, но главным врагом революции была объявлена Америка. С тех пор США остаются для Ирана противником номер один, а отношения с Москвой пережили периоды взлетов и падений.

Сейчас, когда обострилась конфронтация между Россией и США, обе стороны ждут от Ирана не компромисса, а внятной позиции. Только добиваются они этого по-разному. Белый дом стремится блокировать любое сотрудничество Тегерана с Москвой, оставляя Иран в числе своих главных противников и не отказываясь от планов смены иранского режима. Кремль выбрал линию выстраивания стратегического партнерства с ИРИ без упора на антиамериканизм. Москва не ставит перед Тегераном вопрос: или мы, или американцы.

Скорее наоборот, Москва заинтересована в полноценном участии Тегерана в решении самых острых проблем региона: Сирия, Ирак, Афганистан. Вашингтон уже не может отрицать решающего значения Ирана в урегулировании этих кризисов, но продолжает удерживать ИРИ в режиме международной изоляции. Пример тому — нежелание США воспользоваться участием иранцев в борьбе с террористами «Исламского государства» в Ираке.

Лидер ИРИ аятолла Хаменеи в эти дни подчеркивает, что «заговоры и интриги США начались с первых дней свершения исламской революции и со временем они стали циничнее». 36 лет Америка всегда и везде выступает против Ирана. И сейчас сказанные в 1979 году слова госсекретаря США Сайруса Венса о том, что выход Ирана из списка союзников США и образование исламского правительства в этой стране стали самым опасным вызовом для Америки в ХХ веке, сохраняют своё значение. Вашингтон до сих пор не отказался от позиции администрации Картера: «Наказание исламской революции послужит хорошим уроком для стран, которые хотят встать на путь независимости».

В США заблуждаются, полагая, что с приходом на пост президента Хасана Роухани правительство Ирана может пренебречь своей идеологией ради нормализации отношений с Вашингтоном. В списке иранских условий для восстановления связей с Америкой ничего не меняется. По-прежнему абсолютно неприемлемым для иранцев остаётся стремление Вашингтона изменить государственное устройство Ирана. Ведь США нуждаются не в союзниках, а в вассалах, и Вашингтон ставит перед иранским руководством вопрос однозначно: либо с нами, либо против нас.

Нормализация ирано-американских отношений практически исключена и в связи с невозможностью для США отказаться от поддержки Израиля. В Тегеране убеждены, что администрация США скорее сдаст свои интересы, чем пожертвует интересами Тель-Авива. Хорошо известна негативная роль Израиля в формировании позиции американских законодателей по иранскому ядерному досье на переговорах с «шестеркой». Большинство в обеих палатах Конгресса США выступают против договоренностей с Тегераном и отмены санкций.

В Иране все более скептически оценивают способность президента Обамы изменить такое положение дел. Нет признаков и того, что нынешняя американская администрация способна учесть позицию остальных государств — членов «шестерки». Иран настаивает на договоренностях в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), в то время как Соединенные Штаты выдвинули требования, далеко выходящие за пределы ДНЯО. В ответ иранский парламент уже принял решение активизировать ядерные разработки в случае введения дополнительных санкций США против Ирана.

В отношениях с Ираном Белый дом так и не отошёл от оскорбительной риторики. Президент Обама и лица из его окружения разговаривают с Тегераном так же, как американские политики 36 лет назад. Иран именуют в Вашингтоне «государством-изгоем», говорят о «шиитской оси зла». В Иране же могут вспомнить, что государственность Соединённых Штатов является ещё очень молодой по сравнению с персидской государственностью

Дискуссия о том, с кем

Страницы: 1 2