Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Станет ли Туркменистан заслоном на пути «джихадистов»?

10.01.2015

Страницы: 1 2 3

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО и Института востоковедения РАН,
«Новое Восточное Обозрение»

С выводом войск НАТО из Афганистана ожидается активизация деятельности в этой стране и регионе в целом радикальных исламистов. Вашингтону и его западным союзникам не удалось нанести сколько-нибудь серьезного поражения афганским талибам, более того, последние смогли не только сохранить свой контроль за рядом афганских провинций, но и наладили весьма тесные связи и взаимодействие с пакистанскими талибами и лидерами созданного на территориях Сирии и Ирака Исламского халифата. Сегодня, так называемые, «джихадисты» стремятся максимально расширить зоны своего влияния, в том числе и за счет проникновения в страны Центральной Азии и на Кавказ. Среди экспертов и политологов все активнее обсуждается тема возможного повторения событий «арабской весны» уже в странах Центральной Азии и Азербайджане.

В этих государствах имеются некоторые, общие со странами-жертвами «арабской весны», признаки. Может ли Туркменистан оказаться таким слабым звеном или наоборот, станет заслоном на пути «джихадистов» в страны Центральной Азии и на Кавказ?

Туркменистан занимает особое место в системе региональной безопасности. Характерной чертой его постсоветской истории является официально признанный ООН статус постоянного нейтралитета и, как следствие, неучастие страны в любых военно-политических блоках и организациях. Отсутствие потенциальных внешних противников позволяет руководству страны содержать лишь небольшие по численности и боевому составу вооруженные силы. Равноудаленность Ашхабада от всех мировых и региональных центров силы и запасы углеводородов мирового значения позволяют ему также успешно выстраивать взаимовыгодные торгово-экономические отношения с более чем ста государствами мира, при этом наиболее важными партнерами Туркменистана в торговле стали Иран (21,7 %), Россия (18 %), Турция (16,4 %) и Китай (10,8 %). Главным экспортным товаром Туркменистана остается природный газ, но имеется тенденция к диверсификации экспортных возможностей страны за счет увеличения производства нефти и нефтепродуктов, электроэнергии, строительных материалов, хлопка и т.п. товаров. К развитию торгово-экономических и других отношений с Туркменистаном проявляют интерес и США, страны ЕС. К уже имеющимся трубопроводам Север – Юг и Восток – Запад планируется построить и новые, в частности, газопровод ТАПИ — магистральный газопровод протяжённостью 1735 км из Туркменистана в Афганистан, Пакистан и Индию. Его проектная мощность — 33 млрд кубометров газа в год, предполагаемая стоимость проекта — 7,9 млрд долларов США.

Особое место в двусторонних отношениях Туркменистана с другими странами занимает Турция. Общность культуры, языка, религии, традиций, нравов, обычаев способствуют дальнейшему сближению государств во всех областях. В частности, в ходе ноябрьского 2014 года визита президента Турции Р.Эрдогана в Ашхабад было отмечено, что в стране уже успешно работает свыше 600 турецких предприятий и фирм, а общая стоимость проектов, реализуемых турецкими компаниями в Туркменистане, достигла 42 миллиардов долларов США.

Безусловно, довольно жесткая конкуренция за туркменские углеводороды и рынок товаров и услуг между заинтересованными странами сохраняется, но она не сопровождается попытками усиления здесь военного влияния одного из государств или блока стран. Борьба в основном сводится к лоббированию тех или иных трубопроводных маршрутов (в ЕС, Турцию, Иран, Пакистан, Китай, Индию). Похоже на то, что всех внешних игроков устраивает нейтралитет Ашхабада во внешней политике и его подчеркнуто нейтральный статус. Руководство Туркменистана рассчитывает, что при любом региональном или международном конфликте страна сможет остаться в стороне и, тем самым, сохранить свою территориальную целостность и суверенитет.

Вместе с тем, в Ашхабаде все больше начинают понимать, что угроза безопасности страны может исходить и от негосударственных акторов, в первую очередь, со стороны зарубежных исламистских группировок. Установлено, что в рядах афганских и пакистанских талибов и боевиков в Сирии и Ираке воюют и туркмены, а на территории Северного Вазиристана (Пакистан) созданы «Исламское движение Восточного Туркестана» и «Исламское движение Узбекистана». Стало известно, что «туркменские талибы» взяли под свой контроль почти все территории, по которым потенциально может пройти газопровод ТАПИ (участки на афганской и пакистанской территориях).

В 2014 году заметно участились нападения на туркменские погранпосты на афгано-туркменской границе. Погибли сотни мирных жителей, при этом часть из них была обезглавлена, разграблено их имущество, угнан скот, сожжены десятки домов. Туркменские пограничники не только несут значительные потери убитыми и ранеными, но и захватываются

Страницы: 1 2 3