Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Иран и США против «Исламского государства»: что дальше?

10.01.2015

Страницы: 1 2

Игорь Панкратенко 
ИА REGNUM

Вот уже полтора года наиболее волнующей «экспертное сообщество» темой является возможность заключения негласной, но всеобъемлющей сделки между Ираном и США. Сделки, после которой Тегеран, отказавшись от политики антиамериканизма, начнет помогать вчерашнему врагу в строительстве «нового порядка» на Ближнем и Среднем Востоке. Ну а Вашингтон, в знак признательности, откажется от поддержки Израиля и суннитских монархий Залива, попутно дав согласие на укрепление «шиитского полумесяца» и выступит гарантом прекращения региональной «холодной войны», которая заключается в противостоянии с Ираном. Война против «Исламского государства» в Ираке подняла градус ожидания неизбежной, по мнению многих, ирано-американской сделки. Справедливости ради нужно отметить, что туману здесь добавляет политика Багдада, действующего в полном соответствии с русской поговоркой о ласковом теленке и двух мамках.

Мало того, что формула «враг моего врага — мой друг» не всегда работает, так еще и совершенно не подходит к ситуации в Ираке. «Исламское государство» — это, в первую очередь, продукт суннито-шиитского противостояния и закономерный результат региональной «холодной войны», которую суннитские монархии Персидского залива, Израиль и Турция при поддержке США длительно время вели против Ирана и его союзников — Сирии, «Хизбаллы» и движения «шиитского пробуждения». Именно поэтому «Халифат» для Тегерана — враг, без вариантов и компромиссов. Для Вашингтона же «Исламское государство», если отбросить шелуху пропагандистских штампов о «походе против международного терроризма» и «борьбе с новым средневековьем», — более чем удобный предлог для продолжения «переформатирования Большого Ближнего Востока», создания новой системы сдержек и противовесов, которые с одной стороны сделали бы американский контроль над регионом менее затратным, а с другой — укрепили бы его с учетом появления новых игроков.
Поэтому нет никакой совместной войны Ирана и США против общего врага. Есть война Тегерана и очередная геополитическая комбинация Вашингтона. Конечные цели в Ираке у этих стран диаметрально противоположны.

За что воюет Тегеран в Ираке?

Главной целью, которую преследует военно-политическое руководство Ирана в прокси-войне против «Исламского государства» является, как бы ни парадоксально это звучало, сохранение Ирака как единого государства.

Военные возможности «халифата» оцениваются иранскими специалистами весьма скептически. В беседах с автором статьи они однозначно утверждали, что даже самые подготовленные отряды джихадистов не могут длительное время противостоять спецназу «Хизбаллы» и шиитского ополчения. Тем более — тактике рейдов и точечных ударов поисково-разведывательных групп этих подразделений, разработанной на базе наработок операций советского спецназа в Афганистане. По мнению иранских аналитиков, если бы не «входящие политические обстоятельства» — недееспособность регулярной иракской армии, особая позиция курдских ополченцев, двойственная политика Багдада по отношению к шиитским формированиям — с основными силами джихадистов было бы покончено в течении года.

Сохранение же Ирака как единого государства — гораздо более сложная задача, но без ее решения «иракскую кампанию» Тегеран может считать проигранной. Даже если в результате распада Ирака возникнет шиитское государство, над которым Ирану придется взять «шефство», проблем у Тегерана только прибавится. Не столько потому, что далеко не все иракские шииты лояльны Ирану и уж тем более не хотели бы становиться «протекторатом» Исламской республики, сколько из-за того, что, во-первых, будет разорван проходящий через иракскую территорию коридор «Тегеран-Дамаск». Во-вторых, неизбежно появляющийся в результате распада Ирака «Независимый Курдистан» — насквозь западный проект, в котором тесно сплелись интересы вашингтонских «ястребов», транснациональных корпораций, Израиля и турецких элит. Именно этот клубок — основные выгодополучатели от ведущегося руководством Иракского Курдистана «переформатирования» автономии в самостоятельное государство. Что же касается Тегерана, то для него независимый Курдистан — еще один серьезный вызов и плацдарм для антисирийской и антииранской деятельности с центром в Эрбиле, который в дальнейшем будет активно использоваться как США, так и региональными противниками Ирана.

Цели США: «Багдадский тракт до Дамаска»

Оценка американской операции против «Исламского государства» как геополитической комбинации с далеко идущими последствиями — отнюдь не преувеличение. В Вашингтоне считают, что «победу» над джихадистами должны одержать регулярная армия, курдские формирования «Пешмерга» и племенное ополчение арабов-суннитов. На этом список победителей исчерпывается, поскольку три эти силы будут вооружены американцами, обучены американцами и

Страницы: 1 2