Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Александр Князев. Итоги демократии — Афганистан движется к распаду

15.01.2015

Страницы: 1 2 3

ИА REGNUM

Начало грегорианского года в Кабуле ознаменовалось серьезной антипрезидентской активностью. Группа депутатов Волуси Джирга (нижняя палата парламента) потребовала созыва Большой Джирги, чтобы привлечь к суду президента Ашрафа Гани Ахмадзая «за предательство национальных интересов». Согласно регламенту афганского парламента, если инициативу группы поддерживает треть депутатов, то они могут вынести этот вопрос на обсуждение, если две трети — Большая Джирга должна будет собраться. Возмущение местного политического истеблишмента вызывал тот факт, что пошел четвертый месяц со дня инаугурации президента, а в стране нет законного правительства, нет губернаторов провинций, нет начальников городских и провинциальных полиций

Депутатов-инициаторов косвенно поддержали некоторые СМИ, так, например, популярный спутниковый телеканал Tolo совместно с организацией ATR провел и опубликовал опрос, согласно которому рейтинг президента Ашрафа Гани снижается едва ли не катастрофически. После месячного пребывания у власти деятельность Ашрафа Гани позитивно оценивали 59% опрошенных, спустя 100 дней после инаугурации это число снизилось до 27%. Последний опрос показал, что 32% респондентов не довольны результатами деятельности президента, тогда как в ходе предыдущего опроса «недовольных» деятельностью Гани было всего 6%. Опрос показывает, что лица, положительно оценивающие Ашрафа Гани, проживают в основном в восточных и северных провинциях страны.

«Недовольные» преимущественно являются жителями столицы и центральных и южных районов страны. Если учесть, что президент — выходец из восточных племен дуррани, а север страны в этническом отношении чрезвычайно пестр, мозаичен, то под «недовольными» жителями центральных и южных районов необходимо понимать в основном пуштунское население таких провинций, как Кандагар, прилегающие Урузган, частично Забол и Гильменд, то есть ядром оппозиции к Ашрафу Гани постепенно становятся, как и предполагалось, кандагарские пуштуны-дуррани, традиционно доминирующие в афганской политике. Значение родоплеменного фактора, по крайней мере, в пуштунской среде, возрастает (см.: Александр Князев: Нелегитимное двоевластие в Афганистане — родоплеменной расклад).

В этой связи любопытными становятся политические перспективы экс-президента Хамида Карзая — сохраняющего сильные позиции в среде кандагарских пуштунских авторитетов. Депутат Вулуси Джирга, известный журналист Рамазан Башардост, хазареец из Кандагара, уже начавший сбор подписей за, по сути, импичмент Ашрафа Гани, известен двумя важными характеристиками: близостью к Карзаю и к курирующим большинство кабульских СМИ американским спецслужбам. Претензии к Ашрафу Гани не исчерпываются затянувшимся процессом формирования правительства. Поводами для обвинений в «предательстве национальных интересов» служат его попытки вести переговоры с частью талибов (Ашраф Гани называет их «несогласными братьями» и «политическими оппонентами»), приглашение в Кабул лидера пакистанской «Джамоат-е Улама-е» Фазыла Рахмана, известного тем, что он издал фетву о законности ведения «джихада» на территории Афганистана.

12 января, на 108-й день после своей инаугурации, президент Ашраф Гани Ахмадзай представил в Вулуси Джирга 25 кандидатов в министры и двух кандидатов на руководство управлениями. Список, обнародованный главой администрации президента ИГА Абдусаломом Рахими, состоял из 13 кандидатов, предложенных президентом Ашрафом Гани, и 12 кандидатов в министры — согласно достигнутому в сентябре компромиссу, исполнительным главой «правительства национального единства» Абдулло Абдулло. Согласно законодательству, именно нижняя палата должна утвердить состав правительства, что, судя по всему, быстро не произойдет.

Одним из главных принципов в формировании правительства Ашраф Гани еще во время электоральной кампании декларировал наличие у членов кабинета соответствующего образования, профессиональных знаний и навыков, а также непричастность к предшествующим военным событиям, вызывающую в обществе подозрение в совершении военных преступлений. Последнее, по сути, означало намерение закрыть доступ в правительство и в систему государственного управления в целом бывшим «моджахедам», то есть представителям бывшего Северного альянса, представленного чаще всего афганскими таджиками. Этот принцип изначально вступал в противоречие с достигнутым компромиссом между Ашрафом Гани и Абдулло Абдулло, поскольку последний именно на эту этнополитическую силу в основном и опирался в своей предвыборной кампании и на ее же поддержку рассчитывал впредь. Представленный президентом в парламент список в высокой степени противоречит как обещаниям самого Ашрафа Гани, так и названному компромиссу. Это очевидно даже на примере нескольких ключевых должностей и предлагаемых персон.

Единственный реальный

Страницы: 1 2 3