Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Интервью с директором Аналитического Центра МГИМО Андреем Казанцевым 

13.11.2014

Страницы: 1 2 3

http://ia-centr.ru/expert/19499/

1.  Какие угрозы безопасности наиболее актуальны сегодня для Казахстана и Центральной Азии в целом?

Большинство угроз безопасности в Центральной Азии носит трансграничный характер, поэтому судьба Казахстана в этом отношении неразрывно связана с судьбой соседей.

Первое. Среди совсем недавно возникших угроз можно выделить ситуацию с экстремистским «Исламским государством», образовавшимся на территории Ирака и Сирии.

Второе.   ИГ – это новый фактор, поэтому я и поставил его на первое место. Но он достаточно слабый по сравнению с давней угрозой распространения экстремизма из соседнего Афганистана. Именно там собирается основная масса представителей радикальной исламской оппозиции из Центральной Азии (прежде всего, узбекской). На границах Афганистана и центральноазиатских государств (прежде всего, на границах Таджикистана и Туркменистана) продолжают скапливаться представители террористических группировок, связанных с Аль-Каедой.

Третье. В Центральной Азии есть всегда угроза соединения криминальных структур, занятых транзитной наркоторговлей, с террористическими структурами. Напомню, что Россия – первый в мире потребитель афганского героина, который идет по маршруту: Афганистан – Кыргызстан – Казахстан – Россия – Европа («Северный маршрут»). Примеров финансирования террористической деятельности из средств, полученных на продаже героина, много и в Афганистане и в постсоветской Центральной Азии. Эта угроза часто определяется как одна из ключевых в публикациях Казахстанского института стратегических исследований.

Четвертое.  Крупные межстрановые противоречия давно сложились по поводу раздела вод трансграничных рек. Прежде всего, речь идет об очень остром конфликте Узбекистана и Таджикистана, есть трения между Узбекистаном и Кыргызстаном, другими выше- и нижележащими странами по течению рек Аму-Дарья и Сыр-Дарья. Президент Узбекистана Каримов уже высказывался   по поводу возможности «водных войн» в регионе.

Пятое. Растут противоречия между крупными мировыми державами, вовлеченными в центральноазиатские дела (США и их союзники, Китай, Россия). Это относится и к российско-западным противоречиям, особенно, в контексте украинских событий, и к американо-китайским в контексте все растущего военно-политического противостояния на Тихом океане. А это ведет к разнонаправленному давлению на центральноазиатские страны, к интенсификации «Новой большой игры», к тому, что внерегиональные игроки могут воспользоваться какими-то негативными с точки зрения обеспечения безопасности государств региона тенденциями в своих интересах.

Шестое. Существуют серьезные угрозы внутриполитической стабильности в странах региона. Прямая параллель между событиями в арабском мире и в Центральной Азии популярна в прессе, но не верна. Роль религии в обществе в Центральной Азии отличается от арабского мира и, кроме того, Центральная Азия очень неоднородна в этом отношении. Скажем, в Казахстане, Кыргызстане, в Туркменистане религиозный фактор в политике слабо представлен по сравнению с Узбекистаном и Таджикистаном. Правда это, если не брать во внимание региональные вариации и общий негативный тренд, так как фактор религиозного экстремизма растет даже в относительно благополучном в этом плане Казахстане.

Основной потенциал внутренней дестабилизации в Центральной Азии сейчас, к сожалению, сложился в Кыргызстане. После двух революций там имеет место периодически обостряющийся политический кризис, а государственные структуры очень слабы. Все соседи Кыргызстана, естественно, должны принять это во внимание и всемерно стараться помочь стабилизировать ситуацию.

Седьмое. К числу важных факторов внутренней дестабилизации даже в относительно благополучных государствах региона я также отнесу проблемы с передачей верховной власти (транзит может пройти не везде гладко). Есть также и долговременные социальные проблемы, подрывающие стабильность во всех странах Центральной Азии, хотя и в существенной разной степени. Это — бедность, коррупция, межрегиональные и межклановые конфликты. Казахстан  в этом плане смотрится принципиально намного лучше всех своих соседей по региону. Но – проблемы соседей легко могут «перехлестнуться» через границы.

2. Насколько велика угроза радикального ислама и религиозного экстремизма для страны в свете событий на Ближнем Востоке?

«Исламское государство», образовавшееся на территории Ирака и Сирии  реально представляет большую угрозу для постсоветских государств Центральной Азии и Кавказа. В частности, потому, что в ее рядах воюет большое количество выходцев из соответствующих стран. Они могут вернуться домой и начать распространять свои экстремистские воззрения и вербовать террористов, или, что еще хуже, руководство ИГИЛ может использовать их для совершения террористических актов у себя дома. Либо террористы, которых вербуют сейчас в постсоветских странах,

Страницы: 1 2 3