Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Чем грозит России тайный сговор США и Ирана

06.10.2014

Страницы: 1 2 3 4

Источинк: «Expert Online»
Автор: Геворг Мирзаян

О американо-иранских отношениях, ситуации на Ближнем Востоке и перспективах экспорта иранского газа в Европу «Эксперт Online» рассказал политолог-иранист, заместитель директора ереванского исследовательского центра «Нораванк» Севак Саруханян.

В каком состоянии на сегодняшний день находятся американо-иранские переговоры о стабилизации отношений?

В промежуточном. Иран выбил для себя продление сроков переговоров по ядерной программе, и получил окно возможностей. Однако непонятно, как он будет это окно использовать — в стране есть два подхода к этому диалогу. Сторонники первого считают, диалог хорош сам по себе, поскольку оттягивает принятие американцами каких-либо негативных решений как по ядерной программе, так и по региональной политике Ирана. Второй подход, которому следуют министр иностранных дел Мохаммад Зариф и президент Хасан Роухани, подразумевает реальное налаживание долгосрочных отношений с американцами. Теоретически, конечно, Иран и США обречены сотрудничать в регионе Персидского залива, однако я скептически отношусь к перспективам практической реализации плана президента, особенно после того, как ситуация в Ираке вышла из-под иранского контроля. Скорее всего в течение ближайшего полугода Ирак будет определять весь характер американо-иранского диалога.

А какое отношение имеет ситуация в Ираке к американо-иранскому диалогу?

Еще до прихода Роухани к власти Ирак и Афганистан были основными поводами для активизации американо-иранского сотрудничества. Американские и иранские военные сотрудничали в Ираке со времен свержения Саддама Хусейна, и именно договоренности между соответствующими службами Соединенных Штатов и Исламской республики позволили создать в этой стране шаткий статус-кво, поставить у власти устраивающего обе стороны премьер-министра Нури аль-Малики. Между тем, за годы своего правления аль-Малики перестал соблюдать баланс между интересами Вашингтоном и Тегераном в пользу последнего, и статус-кво был нарушен. Иранцы, кстати, от этого в итоге тоже пострадали, поскольку действующий в логике конфликта с США Тегеран столько лет поддерживал Малики, давал ему необходимые ресурсы и прикрытие для освобождения иракского политического пространства от суннитов. Фактически там получился саддамовский Ирак наоборот, только чуть менее централизованный. Страной правили шииты, находящиеся в формальном союзе с частью курдов из числа сторонников Джалаля Талабани, а остальная часть населения оказалась в числе аутсайдеров. И это, в общем-то, и спровоцировало нынешний конфликт — если бы Малики проводил более вменяемую политику, суннитские районы страны никогда бы не пошли за радикальными исламистами из террористической группировки «Исламское государство» ради элементарного освобождения от власти Багдада, а бывшие офицеры светской армии Саддама не воевали бы в отрядах ИГ.

Сейчас непонятно, кто и как будет решать проблему. Будут ли это односторонние действия со стороны США, или же (как хотят иранцы) будет заключено новое негласное соглашение между Вашингтоном и Тегераном, дабы никто из них не наступал друг другу на пятки. Если США попытаются пойти по первому сценарию, то Ирак может стать очень большой проблемой на пути урегулирования американо-иранских отношений.

А что сейчас делает Иран для того, чтобы бороться с ИГ в Ираке?

Не так много. На экспертном и государственном уровне иранцы долго пытались определить наиболее оптимальные методы решения проблемы. Был вариант с прямым военным вторжением, однако от этого неумного и радикального подхода решили, к счастью, отказаться и в итоге выбрали вариант с поддержкой состоящей в основном из шиитов иракской армии. При этом не желая класть все яйца в одну корзины иранцы параллельно занимаются укреплением шиитских ополчений Ирака (типа «Армии Махди» или автономных городских сил самообороны), которые все больше и больше становятся похожи на иранские силы народной самообороны Басидж. Если иракская армия провалится, то эти силы, по плану Тегерана, смогут защитить шиитские районы страны и интересы Ирана. Хотя я сомневаюсь в эффективности подобного «плана Б» — вряд ли ополченцы без прямой поддержки иранских вооруженных сил смогут противостоять отрядам боевиков, закаленным несколькими годами участия в событиях «арабской весны». Да и с этой поддержкой тоже.

Вы сомневаетесь в том, что иранская армия превосходит по своему потенциалу террористическую группировку?

ИГ — это уже не террористическая группировка, а террористическая армия. Со всей иерархией управления, и широкой поддержкой среди иракского суннитского населения, и отсутствием каких-либо проблем с постоянным пополнением личного состава (во всем арабском мире у нее огромное количество последователей). Она прошла профессиональную подготовку в рамках городской войны, и воевать с ней без уничтожения Мосула и

Страницы: 1 2 3 4