Публикации

13.07.2017

Карты, деньги, два ствола

http://forum.vashdom.ru Андрей Медведев Победу на будущих президентских выборах в Кыргызстане определят деньги, внешний фактор и административный ресурс. Такой вывод позволяет сделать опрос экспертов, непосредственно вовлеченных в выборный процесс. Причем именно в такой последовательности, по мере убывания степени влияния перечисленных «составляющих


Актуально

30.06.2017

Столкновение интересов Ирана, России, Саудовской Аравии и ОАЭ в Йемене

http://inosmi.ru Йеменский кризис Спустя более 800 дней операции «Буря решимости», которую возглавляет Королевство Саудовская Аравия (КСА), для возвращения президента Хади, Эр-Рияд не может решить йеменский кризис ни политическим, ни военным путём из-за столкновения интересов некоторых членов коалиции в этой кампании

Возможен ли альянс Москвы и Тегерана?

06.08.2014

Страницы: 1 2 3

Источник: интернет-портал http://www.caspiania.org
Автор: Юрий Сигов (Вашингтон)

Иранская сторона всегда и по всем вопросам гнет только свою линию. И любые союзники или противники для нее — очень относительные понятия.

Российско-иранские отношения, как и многие другие традиционно полны недосказанного, упрятанного под стол «конфиденциальных переговоров», а иногда и полного внешнего абсурда. Их то принято именовать «взаимовыгодным партнерством», то «бесстыжим кидаловом», то «нереализованным двусторонним потенциалом, от чего страдают и Москва, и Тегеран».

На самом деле все несколько проще: Иран и Россия никогда не были партнерами, почти никогда — откровенными соперниками, а скорее всего называть их можно «потенциальными конкурентами», которые, тем менее, могли бы и в таких условиях к взаимной выгоде успешно сотрудничать и взаимодействовать.

На данном этапе главной темой «гаданий на кофейной гуще» многочисленными экспертами является вероятность снятия международных (а точнее — американских) санкций, и что от этого получит и сам Иран, и вполне возможно опосредованно — Россия. Гадания подобные, надо сказать, мало что имеют обшего со складывающимися в регионе реалиями. А сам факт наличия четвертых в мире запасов нефти и вторых природного газа чисто теоретически делает Иран важнейшим стратегическим союзником России на мировой энергетической арене.

Но не все здесь так уж очевидно, и на самом деле намного запутанее, чем кажется на первый взгляд. Так, Москва вроде как выступала всегда за отмену нынешних санкций против Ирана, но ровным счетом ничего практического не сделала, чтобы они не были приняты. Санкции были навязаны Тегерану только одной страной – США (все остальные выступали в роли «согласных подпевал»), и у России потенциально были возможности подобного развития событий не допустить. Но испугались, и допустили, а в Тегеране на этот счет имеют свое, и не самое лестное для Москвы мнение.

Далее — поставки российского оружия и расширение атомного сотрудничества России с Ираном. Для Москвы подобное сотрудничество очень выгодно, Иран ей ничем в развитии такой кооперации не угрожает. Однако Москва и раньше, да и сейчас (хотя международная ситуация кардинальным образом поменялась) продолжает «оглядываться» на США (весь остальной Запад не играет здесь вообще никакой роли), боясь попасть сама под новые американские санкции, включая финансовые.

Показательно и отношение нынешнего иранского руководства к самому факту снятия санкций. Тегеран очень заинтересован в приходе на свой рынок прежде весго западных компаний (здесь европейцы уже построились по ранжиру, и только ждут «командирской отмашки» из Вашингтона), а вовсе не российских. И здесь только существенное сближение по политическим позициям Москвы и Тегерана может каким-то образом стимулировать (что еще не факт) расширение двустороннего экономического и торгового сотрудничества этих государств.

Тут, правда, тоже имеется масса тонких нюансов, которые скорее разводят обе стороны по углам «политического ринга», нежели сближают их интересы. Да, по ключевым региональным вопросам позиции Москвы и Тегерана достаточно схожи, но ни разу они не выступали реальными союзниками, и не поддерживали позиций друг друга именно принципиально, а не с помощью закулисных «игр в дипломатию». Пожалуй, по Сирии (да и то каждый в своих собственных интересах) Россия и Иран выступают «по одну сторону баррикад». Частично совпадают и интересы двух стран по Ираку, но это только до поры-до времени.

Зато играя в «большую интеграционную политику» вроде как Москва и Тегеран могли бы гораздо плотнее взаимодействовать, чем это имеет место на данном этапе. Прежде всего, речь идет о членстве Ирана в ШОС (Шанхайской организации по сотрудничеству). Дискуссии это давние, иранцев водят за нос с «полноправным членством» в этой структуре не первый год, а статус наблюдателя в ШОС дает Тегерану только возможность сидеть за закрытыми дверьми, и надеяться на снятие Америкой санкций.

Сейчас же ситуация в этом плане может измениться, но на предстояшем саммите ШОС членство Ирана, как, впрочем, Индии и Пакистана, плюс предложение может быть сделано еще и Турции станет больше двусторонней «дипломатической комбинацией» России и Китая, нежели реальным «созреванием» Ирана для подобного важного для него политического шага.

Нечто похожее в сфере «большой политической интеграции» вполне может оформиться и с БРИКС. Хотя на последнем саммите этой структуры в Бразилии все пять членов этой крайне аморфной и все еще формирующейся команды заявили, что новых членов к свой круг пускать пока не планируют, именно в своих политических интересах Россия (поскольку следующий саммит БРИКС пройдет в будущем году именно на российской территории) может попытаться разыграть «иранскую БРИКС-карту». И вполне реально, что у подобной затеи некие шансы на

Страницы: 1 2 3